наверх
 
Удмуртская Республика

Жизнь и техника будущего : (Социальные и научно-технические утопии). — Москва ; Ленинград, 1928

Жизнь и техника будущего : (Социальные и научно-технические утопии) / Арк. А-н, проф. А. Б. Залкинд, проф. М. Б. Лобач-Жученко, арх. П. Блохин, прив.-доц. Н. Ш. Мелик-Пашаев, проф. С. В. Орлов, проф. А. Чаянов. — Москва ; Ленинград, 1928  Жизнь и техника будущего : (Социальные и научно-технические утопии) / Арк. А-н, проф. А. Б. Залкинд, проф. М. Б. Лобач-Жученко, арх. П. Блохин, прив.-доц. Н. Ш. Мелик-Пашаев, проф. С. В. Орлов, проф. А. Чаянов. — Москва ; Ленинград, 1928
 
 
 

Жизнь и техника будущего : (Социальные и научно-технические утопии) : [Сборник статей] / Арк. А-н, проф. А. Б. Залкинд, проф. М. Б. Лобач-Жученко, арх. П. Блохин, прив.-доц. Н. Ш. Мелик-Пашаев, проф. С. В. Орлов, проф. А. Чаянов ; Под редакцией Арк. А-на и Э. Кольмана. — Москва ; Ленинград : Московский рабочий, [1928]. — 503 с. : ил.

 
 
 

Несколько слов от составителей сборника

 
Теоретики научного социализма, начиная с его основоположников, воздерживались от детального изображения грядущего социалистического строя, так как до самого последнего времени речь шла еще лишь о том, чтобы завоевать базу для социалистического строительства. Но теперь, когда эта база (хотя и в одной только стране) завоевана, и началось в широких размерах само социалистическое строительство, вопрос о том, каков будет грядущий строй в развернутом виде, приобретает острый, актуальный интерес для всего коммунистического мира и в особенности для нашей коммунистической молодежи. Последняя, в силу своей эмоциональной природы, жаждет поскорее узнать, во что выльется это строительство; она стремится за рабочими лесами сегодняшнего дня разглядеть, строящееся здание будущего в законченном виде.
 
Конкретизированное изображение будущего, отвечающее указанным стремлениям и запросам молодого ума, может и должно иметь немаловажное воспитательное значение. Оно способно сделать понятнее и привлекательнее будничную работу сегодняшнего дня, оно способно, далее, рассеять наблюдающиеся там и сям настроения уныния и упадочничества, вселить бодрость и усилить энтузиазм, необходимые для дальнейшей борьбы за конечный идеал, который, став более ясным и понятным, тем самым станет еще более близким и дорогим.
 
Вот те мысли, которые руководили составителями настоящего сборника. Предлагаемые в нем очерки названы утопиями, потому что в них мы стремимся изобразить будущую, быть может, не очень отдаленную от нас жизнь человечества, пользуясь не только уже сделанными и проверенными изобретениями, но всеми техническими предположениями, совершенно еще гипотетическими и даже, на первый взгляд, фантастическими, памятуя, что искания и построения, которые 20—30 лет тому назад казались чисто фантастическими, сейчас сделались реальностью и чуть ли не обыденщиной.
 
Становясь в известной степени на почву утопического изображения будущего, мы сочли нужным дать представление о том, как рисовали себе идеальный общественный строй наиболее значительные социалисты-утописты, стремившиеся уврачевать современные им социально-политические недуги, и как изображается более или менее отдаленное будущее в художественных утопиях-романах, пользующихся часто для своих изображений всеми научно-техническими достижениями нового времени.
 
Наш сборник по объединяемому им материалу распадается на две части: в первой из них дается краткое изложение социальных утопий; во второй — дается представление о последних достижениях, исканиях и предположениях в области науки и техники, начиная с вопросов энергетики и производственной техники и кончая вопросами евгеники, омоложения, новых форм быта, психологии человека будущего и пр.
 
Спешим оговориться: мы не даем законченной интегральной картины будущего строя — до этого наша фантазия и творчество не простираются. Мы касаемся только отдельных сторон жизни и техники будущего, причем социалистическая, а потом и коммунистическая база сами собой разумеются. Но даже такой общий и иногда беглый обзор создаваемых научным, и техническим прогрессом грандиозных возможностей для строительства будущего, по нашему мнению, может иметь вышеуказанное воспитательное значение и увлечь, быть может, пытливые умы в сторону самостоятельных исканий и опытов.
 
В заключение считаем нужным сказать еще следующее.
 
Составители этого сборника сами сознают его недочеты, из коих прежде всего бросается в глаза его неполнота (отсутствие статей по вопросам зрелищ и искусства, недостаточный охват исканий в области химии и пр.). Объясняется это в значительной степени неудачами, которые пришлось испытать при подыскании соответствующих сотрудников и стремлением поскорее выпустить сборник, составление которого слишком затянулось. Эти недочеты мы надеемся исправить, если сборнику суждено будет выйти вторым изданием.
 
Издательство выражает благодарность музею института К. Маркса и Ф. Энгельса, любезно предоставившему для настоящего сборника снимки с портретов утопистов и с видов кооперативной общины Оуэна и фаланстера Фурье.
 

 

II. Жилище будущего

Арх. П. БЛОХИН

 
Раньше чем обратиться к рассмотрению идей и замыслов современных архитекторов и зодчих в вопросе о жилите будущего, посмотрим, что проектируется ими в области усовершенствования современного индивидуально-семейного жилища, так как некоторые элементы этого усовершенствования, весьма возможно, будут восприняты строителями будущего.
 
Голландец-столяр Ритфельд спроектировал и построил двухэтажный дом, в котором весь верхний этаж, днем являющийся одной большой комнатой, на ночь легко отделяющимися выдвижными перегородками разделяется на четыре отдельных помещения. Ванна находится в нише и закрыта дверью, устроенной так, что при закрытии она отделяет целую вполне достаточную по размерам ванную комнату. Перегородки так удачно сконструированы, что даже дети свободно могут их выдвинуть и сами отделить свою спальную комнату.
 
Отдельные части этого передвижного жилища окрашены в различные цвета и в целом составляют весьма красивое, уютное и удобное помещение.
 
Все вещи домашней обстановки также строго рационализированы и расставлены так, чтобы не мешать свободному движению по комнатам и не создавать лишних движений при пользовании ими.
 
Удачное размещение вещей в квартире и отдельной комнате имеет огромное значение при жизни в них. Так, один германский архитектор высчитал, что если одни и те же приспособления обихода кухонного хозяйства — стол для изготовления обеда, очаг, посудный шкаф и шкаф с провизией — поставить не так, как они обычно совершенно случайно стоят в кухне, а рационализировать их расстановку, учтя те необходимые движения, которые делает хозяйка при пользовании ими, то не только та же самая кухня будет казаться просторнее и движения в ней будут более свободными, но и число этих необходимых движений сократится втрое, а также появится возможность без стеснения этих движении уменьшить размеры кухни.
 
Тот же архитектор говорит, что при некотором усовершенствовании предметов домашней обстановки, при освобождении жилых комнат от целого ряда совершенно лишней или излишне громоздкой мебели, жилые помещения, достигнув максимальной целесообразности и простоты, смогут быть уменьшены в своих размерах, без всякого ущерба для гигиены и удобств живущего. Так, спальная комната с момента, когда она будет исполнять только одну функцию — помещения для сна, при условии хорошей вентиляции, может быть уменьшена до размеров купе вагона. Также крайне целесообразным является и устройство откидных постелей, при которых вся площадь спальни может быть использована для дневной работы.
 
Прекрасным образцом последних достижений в области рационализации жилища является домик, выстроенный на выставке германской техники в 1925 г. Занимая площадь всего лишь в 44 кв. м, дом этот, предназначаемый для жилья какого-либо ученого, вмещает в себе следующие комнаты: общую, две рабочих комнаты-кабинета, переднюю, кухню, спальни и другие помещения. Дом этот, благодаря удачной группировке помещений, тщательному и рациональному использованию и выполнению каждой его детали, при необыкновенной простоте внешних форм, представляет собою удобное, уютное и красивое жилище. Особенностями его являются: сад на крыше, полное отсутствие лишних шкафов и использование для хранения платья, книг, продуктов и прочих вещей ниш в стенах, откидные столы и стулья в служебных помещениях и оборудование кухни, снабженной горячей водой от газовой колонки, газовой плитой и другими механическими приспособлениями для целей домашнего хозяйства.
 
Наконец, наиболее ярким примером возможностей целесообразного использования площади современного индивидуально-семейного жилища является выработавшийся в Америке тип меблированного дома для малосемейных. Все помещение, размером около 6×7 метров, составляет одну комнату, в которой шкафами отделяется небольшая кухонка и перегородкой ванная и уборная. Постели на день поднимаются вертикально и образуют небольшую комнату для переодевания. Все помещение с его оборудованием и мебелью составляет как бы одно целое.
 
Из всех этих примеров видно, что, несмотря на некоторые достижения в устройстве жилища, сущность его остается той же. Попрежнему наиболее важной частью его является очаг, и главным образом вокруг него сосредоточена вся работа по усовершенствованию и оборудованию.
 
Существование отдельной кухни в жилом помещении определяет и тип жилого дома. Но жилые дома с отдельными для каждого помещения кухнями становятся неудобными при высоте, большей шести этажей, вследствие неудобств снабжения кухни провизией, удовлетворения требований вентиляции, уборки отбросов и т. д. Учитывая все особенности жилой ячейки для семейных, архитектор Ле Корбюзье (Франция), автор интереснейшего труда по градостроительству, проектирующий город будущего (который он — заметим в скобках — мыслит усовершенствованной формой современного капитализма) с застройкой центральной части города исключительно шестидесятиэтажными небоскребами банков, контор и других учреждений, отводит под жилье в районе, окружающем центр, шестиэтажные дома, ступенчатой по плану формы, с окнами, выходящими в сады и парки.
 
Каждый дом занимает целый квартал. В каждом этаже устроены висячие сады. Обслуживание их производится как в гостиницах. Число жителей в каждом таком доме около 4.000 человек. «Город будущего» Корбюзье резко отличается от нашего представления о городах. Отличительною чертою его является строгая геометричность плана. Небоскребы центра города совершенно опрокидывают наше представление о небоскребах Нью-Йорка с его тесными и затемненными улицами, так как по проекту Корбюзье между небоскребами разрыв в 400 метров, предназначенный исключительно под зеленые насаждения. Главный вокзал помещается в самом центре города на перекрестке главных улиц с помещением на крыше вокзала станции воздушных сообщений. Проект Корбюзье разрешает проблему города небоскребов без скученности в улицах.
 
Таким образом, план Корбюзье берет существующий тип гостиницы для холостяков и приспособляет его под жилище для семейных, не обосновывая возможности такого изменения вида жилища.
 
Несомненно, что для возможности существования такого типа жилья должно быть в корне изменено представление о жилом доме, как семейном очаге, и с этого основного положения начинает развертываться план жилища будущего у германского ученого — архитектора Бруно Таут.
 
Вот как он представляет себе жилище того времени, когда произойдет раскрепощение женщины от ига домашнего хозяйства, когда социально-экономические и бытовые условия жизни изменятся настолько, что будет возможно питание всех из мест общего приготовления пищи, причем развитие техники приготовления пищи в этих кухнях — пищевых заводах — поднимется до такой высокой ступени, что продукты ее будут отвечать вкусам и потребностям всех без исключения потребителей.
 
Не только приготовление пищи, но и содержание дома — «уборка» также снята с женщины, так как в жилище остаются только действительно необходимые вещи, приспособленные для удобств человека до последней мелочи, лишенные каких бы то ни было лишних украшений и прекрасные в своей рациональной простоте.
 
Прекрасная вентиляция уничтожает малейшее скопление пыли. Комнаты жилого дома просторны, свободны для движения и наилучшим образом приспособлены для тех процессов жизни, которые будут в них протекать.
 
Комнаты эти — не клетки, ограниченные раз навсегда тяжелыми каменными стенами, а свободные пространства, которые могут быть больше или меньше ограничены передвижными перегородками. Залы всегда просторны для любого числа людей, так как могут быть свободно расширены. Свет солнечных лучей всегда льется в те комнаты, где он более всего необходим, так как весь дом постоянно изменяет свое положение вслед за солнцем. Сторона детских комнат, как подсолнечник, следует за драгоценными лучами. Благодаря своей подвижности дом также всегда защищен и от непогоды и от ветра.
 
Все комнаты удобны также и тем, что в них нет никакой громоздкой мебели. Тяжелые шкафы, сундуки и комоды вделаны в стены. Внутри комнаты только легкая, необходимая подвижная мебель. Обслуживание дома механизировано до последней степени. Использованы для этого все силы природы: и ветер, и движение воды, и солнечные лучи. Жилище — не замкнутая коробка, а лишь некоторое ограничение пространства.
 
Дальнейшее развитие той же мысли свободного ограничения пространства мы находим у французского архитектора Пьера Жаннэре.
 
Дом Жаннэре — дом-сад, совершенно не имеющий в значительной своей части ограничения пространства. Весь верхний этаж каждой жилой ячейки его дома — под открытым небом. Это сад с бассейнами, зелеными гостиными и соляриями, имеющими вместо потолка голубой свод неба. Зеленые насаждения и цветы находятся также и во всех комнатах дома, — и это не герань на окошке, характерная для жилья нашего времени, а свободно и бурно растущая зелень — целые деревья, которые пронизывают насквозь легкое, ограниченное главным образом стеклом и легкими плоскостями стен, жилище.
 
Нам хорошо известно благотворное влияние близости природы на психику человека, и потому жизнь в этом полном зелени жилище должна быть легкой и радостной.
 
Как внутреннее устройство, так и внешность дома не ищет шаблонных форм, знакомых нам тяжелой классической красотой, а развивается в новых, независимых формах. Стены жилища представляют собой плоскости стекла, хрустальные дворцы, или это полукруг или же шар, как в проекте профессора Бибера, который осуществляет знаменитую формулу идеолога современного искусства Сезанна: «нужно проектировать, применяя форму шара».
 
Этот проект, представленный Бибером на всегерманский конкурс проектов по застройке правого берега Рейна в Кельне, не выдерживающий серьезной критики со стороны современных технических возможностей, чрезвычайно интересен с точки зрения проблемы возможностей пространственных и объемных решений зданий будущего.
 
Во всех перечисленных выше проектах, в том числе и в проекте Бруно Таута, детально разработаны вопросы ограничения пространства, помещений, садов, мебели и т. д., и весьма сжато, в самых общих чертах, рассматриваются вопросы о формах жизни в них — вопросы социального устройства общества, форм хозяйственной жизни отдельной семьи и т. д.
 
В резкой противоположности к этим проектам стоят проекты русских зодчих, разрешающие задачи, стоящие непосредственно перед строительством текущего дня, а также и более отдаленных времен. В основу их решений положен учет диалектического развития жизни, изучение функционального назначения каждой детали жилья и всех относящихся к этой функциональности обстоятельств.
 
В этом направлении решаются русскими зодчими задачи проектировки не только жилища в узком смысле этого слова, но и здания общественных собраний, каковы «дворец труда», «дом съездов» и другие.
 
Задачи эти вызваны формами новой общественности, и потому решения их совершенно новы и своеобразны.
 
Вот, например, требования, которые были положены в основу решения задания конкурса проектов коммунального дома:
  1. Население дома обслуживается общей столовой, прачечной, яслями и детским садом.
  2. Дом рассчитан на 750—800 человек.
  3. Общая столовая рассчитана на одновременное пользование 40% всего населения дома.
  4. Души, центральная и подсобные прачечные рассчитаны на обслуживание населения всего дома.
  5. Отдельные помещения для чистки платья и обуви с установкой пылесосов.
  6. Детский сад, классы, комната для игр, ясли, кабинет врача, изолятор и т. д. и т. д.
 
Из этих основных требований видно, что в основе проекта лежат характерные для нового быта черты коллектива и освобождения женщины от несения тяжелой работы по ведению домашнего хозяйства.
 
Коренное изменение социальных форм нашей жизни и исключительно быстрое за последнее время развитие техники, ставящие совершенно новые задачи перед строителем и дающие совершенно новые возможности для их осуществления, решительно изменяют не только облик нового жилища, но и в корне меняют приемы архитектуры в целом. На смену старым приемам и законам архитектуры выдвинут новый метод — метод функционального мышления, который исходит из правильного учета диалектического развития жизни и требует от современного архитектора оформления, отвечающего ее новым условиям.
 
Лишь в этой плоскости и возможно правильное разрешение той огромной задачи, которую выдвигают новые формы общественности, задачи настолько сложной, что все существующие до настоящего времени проекты жилища еще не могут считаться достаточным ответом на нее, хотя бы и в тех пределах, которые были установлены перечисленными выше требованиями.
 
Часть решений страдает атавизмом, повторением старых, уже изжитых форм жилища, другая часть, напротив, слишком отрывается от жизни в область фантазии.
 
Однако, между теми проектами русских архитекторов, которые могут быть названы утопическими, и приведенными выше планами архитекторов Запада имеется существенное различие.
 
В то время как архитектура Запада обрисовывает жилище будущего, базируясь, главным образом, на тех возможностях, которые даст развитие техники, в проектах наших архитекторов главную роль играют новые социальные формы общества, а грядущая техника является лишь могучим средством для осуществления тех грандиозных пространственных построений, которые будут созданы новыми формами общественной жизни.
 
Небезынтересно поэтому подробнее рассмотреть уже упомянутый выше проект «дворца труда», как один из образцов оформления новой жизни и нового социального быта.
 
Проект «дворца труда» разрабатывался целым рядом архитекторов в порядке свободной конкурсной и академический работы. «Дворец труда» — это центр административно-общественной и партийной жизни СССР, помещение механизма, приводящего в движение жизнь целой страны. Он объединяет ряд постоянно действующих строго организованных учреждений. Закономерность и органичность внутренней работы этого большого механизма отразились на внешности «дворца» и его планах в лучших из проектов «дворца», какими считаются проекты архитектора Троцкого для всесоюзного конкурсного решения и проект архитектора Соболева — для академического.
 
Главное помещение «дворца» — большая аудитория, вмещающая 8.000 человек, совмещает с чисто парламентскими функциями также и агитационные и поэтому устроено так, что одна из его стен, выходящая на большую площадь, раскрывается и превращает зал в открытый амфитеатр. Зал сливается воедино с площадью, которая в состоянии вместить и объединить при помощи радиоусилителей аудиторию, насчитывающую десятки тысяч человек. На время таких массовых собраний всякое постороннее движение от площади отводится в специально для этого спроектированные боковые улицы. Площадь «дворца» и его общая конфигурация спроектированы так, что «дворец труда» становится центром столицы, к которому направляются всякого рода процессии и демонстрации. Подступы ко «дворцу» засажены зеленью, образуя парки и бульвары для отдыха и прогулок. Над крышей «дворца» расположена площадка аэростанции. Все необходимые помещения радиофицированы и электрифицированы. При проектировке рабочих помещений «дворца» (залы ВКП(б), Моссовета и др.) учтены требования наибольших удобств работы и наименьшей затраты лишних движений для сообщения между ними, что характеризуется отсутствием излишних лестниц, коридоров и т. д. Имеющиеся же лестницы, выходы и гардеробы проектированы так, чтобы обеспечить максимальную легкость наполнения и разгрузки помещений. Конструкции сооружения новейшие. Свет солнца поступает не скупо через узкие окна, а свободно льется сквозь широкие и высокие остекленные проемы.
 
Таковы общие черты «дворца труда», как синтез ряда решений этого задания.
 
Точно так же близким к возможностям реального осуществления делается и утопический проект жилища будущего архитекторов Жукова и Минаева, рисующий жилище — небоскреб, и имеющий в основе вполне реальные социально-экономические формы жизни.
 
Проект этот, предусматривая развитие форм общественного питания, общественного обучения и воспитания детей, развитие техники производства продуктов потребления до того состояния, когда труд человека будет значительно облегчен, переносит нас в утопический город гигантов-небоскребов, соединенных ажурными мостиками, переходами для пешеходов на высоте тридцатых и сороковых этажей, с многоэтажными улицами и широкими проездами для авто, с повисшими между домами на тончайших металлических троссах площадками аэросообщений. Как основное впечатление от всего проекта остается картина легкого ажура висячих сооружений, радующий облик высочайших достижений техники.
 
Все эти совершенные формы связаны еще необходимостью концентрации городского расселения, диктуемого формами трудовой жизни, близкими к нашим.
 
Но совершенно иным представляется жилище человека на той ступени развития социально-экономических форм жизни, когда труд будет отнимать минимум времени у человека, когда не будет классов и отдельных государств, когда достижения техники уничтожат представление о дальности расстояния, а новые социальные формы сметут понятие о городе.
 
В жизни человека остались красота преображенного по его воле и разумению мироздания и удовольствия, среди которых высшим является стремление к все большему расширению пределов знаний, даваемых наукой.
 
Рожденное этими условиями жизни человека его жилище не похоже ни на дома Корбюзье среди его зеленых и пустынных квадратов города, с редко торчащими из земли башнями-небоскребами, ни на покрытый стеклянным колпаком город «пробудившегося спящего» Уэльса.
 
Это жилище человека, которому подчинены межпланетные пространства — жилище человека, который постиг мировую энергетику. Жилища отдельных людей и коллективов раскинуты по всему шару земли и приютились в лучших по природе местностях, одни среди скал, в теплых морях, другие — среди зелени здоровых лесов на снежных высотах материковых гор. Жилища эти органически срослись с природой, завершая ее красоту. Легкая авиэтка или же почти невесомый аэроаппарат в несколько минут может перекинуть человека на любое расстояние и доставить его в колоссальный дворец всемирной конференции, где решаются вопросы всей ассоциации земли и обсуждаются вопросы о междупланетном положении.
 
Небольшое напряжение воли несколько секунд времени — и человек снова «дома», где главное его удовольствие, самый радостный элемент жизни — наука, новые и новые открытия, сделавшие его жилище в значительной его части научным кабинетом и объединившие весь мир в одну большую лабораторию коллективного мышления. Мысль и созерцание красоты — основные ощущения человека, которыми воспитываются и его чувства и воля. Поэтому и жилище человека отражает эти два главных состояния человека и состоит всего из двух основных элементов. Кабинеты научных удовольствий — именно удовольствий, а не труда, так как этого понятия и связанных с ним ощущений уже не существует, — и комнаты отдыха от удовольствий, где человек в спокойном созерцании красоты готовится к новым удовольствиям. Понятий о спальне, столовой и т. д. не существует, так как удовольствия не настолько утомляют, чтобы появилась необходимость сна, и организм человека будущего настолько видоизменился и усовершенствовался, что поддерживается несколькими питательными пилюлями, и экстрактами. Понятия о низменном ощущении сытости сохраняется лишь в исторических фонограммах, которые заменяют книги¹).
____________
¹) Читая эти строки (и следующие), не нужно забывать, что это — одно из возможных представлении о жилище и жизни в будущем. Считаем необходимым отметить, что изображенная индивидуализация жизни и сужение ее формулы до «мышления и созерцания» не совпадают с нашим представлением о ближайших периодах жизни в коммунистическом строе, где коллективный быт будет чрезвычайно преобладать над индивидуальным, а умственное усовершенствование будет гармонировать с телесным (Прим. редакции).
 
На месте уничтоженных временем столовых, спален и прочих комнат есть лишь ограничения пространства, в которых цвет и форма сочетаются таким образом, что вызывают то или иное состояние отдыха, как результат их психофизического воздействия на организм. Формы красоты совершенно своеобразны, так как не носят признаков какой бы то ни было искусственности. Часть человечества, для которой удовольствие созерцания выше других видов удовольствий — художники постигли и воссоздали формы красоты, гармонирующие с совершенством красоты мировой системы. Красота эта ограничена, отдельные формы ее слиты с природой, и поэтому плоскости, ограничивающие пространства жилища человека, необходимые для укрытия его от стихийных явлений — ветров и непогоды, — становятся неощутимыми для человека, так как сливаются с окружающей природой и в своем оформлении становятся невидимыми или прозрачными, как легкая ткань.
 
Предметов домашнего обихода и утвари — как таковых— в жилище не существует: механизмы же, исполняющие отдельные функции, необходимые для поддержания тела человека в том или ином положении, органически связаны со всем сооружением — домом человека. Так, стул отделяется от стены или пола там, где это будет указано желанием человека, и механизм стула принимает ту или иную форму в зависимости от положения, в котором человек захочет поставить на нем свое тело. Залы, в которых человек находится, не стеснены какими-либо предметами; это свободные пространства для просторных и вольных движений, открытые со многих сторон для свободного восприятия просторов земли и неба, никогда не вызывающие какого-либо представления о тесноте и ограничении воли и движений человека.
 
Вот картина будущего жилища человека, какой она рисуется в ряде утопий и фантастических очерков, и относится авторами их к тому времени, когда гений человека создаст новое общество и когда знание человека вырастет до подчинения себе межпланетных пространств.
 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 
Несколько слов от составителей сборника ... 5
 
Часть I. Арк. А—н. Социальные утопии
Предисловие к 1-й части сборника ... 9
I. «Государство» Платона ... 13
II. Томас Мор и его «Утопия» ... 23
III. Томас Кампанелла и его «Государство Солнца» ... 38
IV. Сен-Симон и его «Промышленная система» ... 55
V. Шарль Фурье и его фаланстер ... 71
VI. Роберт Оуэн и его коммунистическая община ... 108
VII. Этьен Кабэ и его «Икария» ... 131
VIII. Попытки осуществления утопий ... 140
IX. Изображение социалистического строя в утопиях эпохи научного социализма ... 156
 
Часть II. Технические и научные утопии
Предисловие ко 2-й части сборника ... 177
I. Проф. М. Лобач-Жученко. Искания и утопии в области производства, транспорта и связи ... 189
1) Новейшие открытия и искания в области энергетики и промышленности. 2) Новейшие открытия и искания в области транспорта и связи. 3) Технические искания и открытия в области устройства городов.
II. Арх. П. Блохин. Жилище будущего ... 250
III. Проф. А. Чаянов. Возможное будущее сельского хозяйства ... 260
Введение. 1) Основная проблема сельского хозяйства и методы ее разрешения. 2) На путях к сельскохозяйственной утопии. 3) Отмена земледелия.
IV. Проф. С. В. Орлов. Астрономические утопии ... 286
Введение. 1) Микромегас Вольтера. 2) Утопии о Марсе и марсианах. 3) Борьба миров. 4) Планета Марс по научным данным. 5) Астрономические утопии о жизни на Луне. 6) Луна по научным данным. 7) Полет в межпланетное пространство.
V. Прив.-доцент Н. Ш. Мелик-Пашаев. Человек будущего ... 337
Предисловие редакции. 1) Психо-физический облик человека будущего. 2) Изменение жизни человека будущего. 3) Биологические утопии в отражении современной художественной литературы.
VI. Проф. А. Залкинд. Психология человека будущего ... 432
1) Предпосылки вопроса. 2) Личность в период переходный к коммунизму. 3) Начальная эпоха мирового социализма. 4) Развитие социализма. 5) Зрелый коммунизм. 6) Коммунистический человек и мы.
 

 

Примеры страниц

 
Жизнь и техника будущего : (Социальные и научно-технические утопии) / Арк. А-н, проф. А. Б. Залкинд, проф. М. Б. Лобач-Жученко, арх. П. Блохин, прив.-доц. Н. Ш. Мелик-Пашаев, проф. С. В. Орлов, проф. А. Чаянов. — Москва ; Ленинград, 1928  Жизнь и техника будущего : (Социальные и научно-технические утопии) / Арк. А-н, проф. А. Б. Залкинд, проф. М. Б. Лобач-Жученко, арх. П. Блохин, прив.-доц. Н. Ш. Мелик-Пашаев, проф. С. В. Орлов, проф. А. Чаянов. — Москва ; Ленинград, 1928
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 185 МБ).
 
 

13 июня 2021, 12:48 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий


Партнёры
Архитектурное бюро КУБИКА
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Джут