наверх
 
Удмуртская Республика

Ф. Яловкин. ВОПРА и ОСА. 1929

Ф. Яловкин. ВОПРА и ОСА // Современная архитектура. 1929. № 5
 
 
 

Ф. Яловкин. ВОПРА и ОСА // Современная архитектура. 1929. № 5. — С. 171.

 
 
 

ВОПРА и ОСА

WOPRA und OSA

 
 
«Учитесь, берите буржуазную культуру, не давайте себя обманывать сказками про то, что в какой-нибудь камере, как бы она ни называлась, уже выросла пролетарская культура.
 
Рождение пролетарской культуры надо мыслить диалектически. Суть этого процесса в том, что миллионы людей усваивают завоевания буржуазной культуры в условиях советского государства».
 
Ленин      
 
 
Отправным пунктом отрицания конструктивизма в декларации ВОПРА является: «мы отвергаем конструктивизм, выросший на базе финансового капитала». Если все, что выросло на базе финансового капитала вы отрицаете, то, очевидно, вы также должны отвергать и строительство тракторов, аэропланов и всю передовую технику эпохи финансового капитала, которую СССР заимствует от Запада.
 
Прежде чем отвергать конструктивизм наш, советский, надо доказать, что он действительно является одним из тех отмирающих элементов капиталистического строя, с которыми мы боремся, в противовес тем элементам, которые, возникая и развиваясь внутри капитализма, как его диалектическая противоположность, являются элементами социалистической организации. Например нами отрицается капиталистическая эксплоатация, но сохраняется для будущего общества коллективный принцип организации производства, созданный капитализмом.
 
ВОПРА в своем огульном отрицании конструктивизма не уяснила этого. Очевидно, диалектика не всем доступная вещь.
 
И мы считаем, что конструктивизм — пока что — единственно верный путь построения нашей архитектуры, потому что он, не отмахиваясь от того, что имеется на Западе (Корбюзье, Гропиус и т. д.), считает основой своей работы постановку и решение задач, выдвигаемых советской действительностью, т. е. ставит вопросы социальных типов архитектуры сегодняшнего дня (т. е. не ограничивается только перенесением на нашу почву архитектуры Запада, как хотелось бы думать тт. из ВОПРА).
 
Дальше декларация считает «беспочвенной и нигилистической позицию конструктивистов, отрицающих всякую роль искусства в оформлении архитектурного организма». Во-первых, конструктивисты никогда огульно не отрицали всякую роль искусства. Они всегда разбирались, какова роль его в построении архитектурной формы, а если в большинстве случаев эта роль являлась не положительной, а отрицательной, то нельзя еще делать выводы, что конструктивисты, отказываясь от отрицательной роли искусства в построении формы, впадают в беспочвенный нигилизм, нельзя потому, что взамен ее они находят более социально-осмысленные и научные пути в работе над архитектурной формой.
 
Во-вторых, если архитектурная форма конструктивистов не базируется целиком на данном средстве (искусстве), то и это не является беспочвенным нигилизмом. Здесь нужна более правильная формулировка, а именно: конструктивисты, работая над формой архитектурного сооружения, делают в большинстве случаев беспочвенным искусство, как средство в построении данной архитектурной формы, а отсюда логический вывод, что вся суть не в конструктивистах, а в сегодняшнем искусстве, которое не может играть серьезной роли в оформлении архитектурного организма, короче говоря, беспочвенным является не наша позиция, а сегодняшнее искусство. Товарищи из ВОПРА нападают на конструктивистов только потому, что они этого не понимают. Или еще: «Мы, — пишут они — отрицаем конструктивизм, впадающий в эстетическое смакование конструкций, в подражание внешним формам буржуазной техники, с одной стороны, и в самодовлеющий техницизм и машинный фетишизм — с другой». Здесь тоже неверное (формальное) понимание конструктивизма. Ведь мы это тоже отрицаем, но коренная разница в том, что отрицаем не конструктивизм, а «конструктивистов», впадающих в эстетическое смакование чего угодно и в подражание чему угодно, и отрицаем по той простой причине, что архитекторы, впадающие в эти тупики, логически выпадают из того направления в архитектуре, которое именуется конструктивизмом, которому не свойственны смакование, подражание и делячество. Но вот когда читаешь, что «мы отрицаем конструктивизм с его слепым подражанием и механическим перенесением на нашу почву техники Запада, не считаясь с местными условиями, реальными возможностями, наличием материалов и экономическими факторами», то это хуже, чем «вульгарный» материализм. Это какое-то реакционное желание смазать большой отрезок работы конструктивистов — журнала ОСА, первого застрельщика и пропагандиста в деле применения новых конструкций, новых материалов, новой техники строительного производства. Если за плоские крыши, за анализ кирпичных стен (Прохоров), за то, что Веснины в каменный век нашей архитектуры давали проекты из железо-бетона и т. д., ОСА называли фантазерами, подражателями Западу, говорили, что все это хорошо, но где-то там, а не на нашей почве, не с нашими реальными возможностями, и с нашим наличием материалов, и говорили не кто иной, как самая эклектическая, самая реакционная часть архитекторов и инженеров, то сегодня, в 1929 году, декларация ВОПРА хочет занять первую скрипку в этом безобразии. Правда, и ВОПРА заявляет, что ею архитектура не мыслится без поднятия на более высокую ступень техники. ВОПРА даже за использование достижений европейской и американской техники, но все эти «современные» разговоры далеко не убедительны. Ведь что означают те места декларации, где говорится об использовании западной техники «под углом зрения реальной возможности» или о том, что конструктивизм «чрезмерно забегает вперед в решении социально-бытовых задач»? Правый уклон, товарищи! Ведь, например, только обыватель может заявить, что мы не строим небоскребы, потому что нет для этого реальных возможностей, а мы убеждены, что их не строят только потому, что в данный момент не надо строить, а если понадобятся небоскребы для стройки социализма, то мы их построим, так как наши реальные возможности, добытые Октябрьской революцией, больше возможностей любой капиталистической страны, и надо не отгораживаться разными «возможностями», а итти в данном вопросе по намеченному нашей партией и государством пути — догнать и перегнать Запад. И если для построения пролетарской архитектуры ее техническая база должна не только догнать, но и перегнать Запад, то это не только реально возможно, но только при этом условии мы и будем иметь налицо прогресс и элементы социалистической архитектуры. По ВОПРА же выходит, что если, например, ОСА агитировала за плоскую крышу, то это было «слепое подражание», а вот если сейчас уже имеется стандарт плоских крыш в ВСНХ СССР, то их можно строить и сказать, что это реально возможно. ВОПРА скатывается к тупому делячеству и узкому практицизму. Правда, в декларации есть очень много верных положений. Это: применение в архитектуре диалектического метода, экономичности, стандартизации, механизации — положений, которые конструктивисты выдвинули три года тому назад, и из которых они и по сегодня исходят в своей работе. Но, очевидно, в декларации тт. из ВОПРА хотят все это выдать за собственное открытие Америки, заявляя, что «конструктивизм не смог, однако, в своей собственной теории и практике пойти дальше левой фразы и революционного позерства». Давайте на минутку предположим, что все, что сделано и сказано Обществом современных архитекторов, является «левой фразой» и революционным «позерством». Но ведь разве все, кто хоть немного знаком с работой ОСА, не скажет, что такое предположение можно сделать только потому, что дурак тот, кто верит на слово. Мы утверждаем, что и основное, что ВОПРА отделяет от конструктивистов, заключается не в том, что ВОПРА за классовую архитектуру и конструктивисты тоже за это, что конструктивисты за применение диалектического материализма в архитектуре и ВОПРА тоже за это. Принципиальная разница данных объединений заключается в самой установке, т. е. если у конструктивистов социальная роль архитектуры сводится к одному из средств в деле строительства социализма путем коллективизации быта, путем рационализации труда, путем использования научных данных и т. д., то у ВОПРА социальная роль «приобретает особое значение», и это «особое значение» сводится к тому, что вы из архитектуры сделайте искусство и не какое-нибудь созерцательное, а «активное», которое и «должно стать средством» раскрепощения масс, мощным рычагом строительства социализма и коллективистического быта, организуя психику, активно воспитывая волю и чувство масс к борьбе за коммунизм. «Мы за пролетарское искусство, которое своим содержанием выражает глубочайшие замыслы и стремления рабочего класса и охватывает всю сферу ощущений и весь сложный комплекс эмоций и мыслей человека¹)», т. е. для одних архитектура — конкретная организация трудовых, бытовых производственных процессов в разрезе социалистического переустройства общества и базе последних достижений науки и техники, а для других архитектура — искусство с выражением замыслов и с организацией воли, мыслей, чувств, эмоций и ощущений человека. (Для примера скажем: одними заборные книжки понимаются как средство распределения хлеба, а другие смотрят, что они выражают и какие эмоции или ощущения они вызывают у человека.) В этом основная разница объединений, и если тт. из ВОПРА принципиальные установки конструктивистов кажутся левыми фразами, то последним их патетические возгласы об искусстве напоминают допотопное богоискательство, так как мы считаем, что сейчас надо не выдумывать искусство, которое чем-то должно стать, а исходя из сути пролетарской революции, исходя из конкретных задач стройки социализма, исходя из данных экономики науки и техники, работать над организацией архитектуры, и к этой большой работе мы и призываем всех архитекторов нашего Союза.
 
Ф. Яловкин
 
____________
¹) Совсем по Гроссману-Рощину. «Неужто так и грешно поставить вопрос: «а как наша архитектура не перед, а после победы Октября воплощает замысел нового класса?» — См. «Заметки профана» — СА № 3 1926 г.
 



 

 
 
 

10 января 2021, 19:41 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий


Партнёры
Архитектурное бюро КУБИКА
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»