наверх
 

Giambatista Piranesi. Carceri d'invenzione. 1750

Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750  Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
 
 
 
A native of Venice, Piranesi went to Rome at age twenty and where he remained for the remainder of his life. Rome was the inspiration for and subject of most of his etchings that number over a thousand. Piranesi studied architecture, engineering and stage design, and his first plans for buildings reflect his training combined with the tremendous impact of classical Roman architecture. The fourteen plates depicting prisons — probably Piranesi's best-known series — were described on their title page as ‘capricious inventions.’ These structures, their immensity emphasized by the low viewpoint and the diminutive figures, derive from stage prisons rather than real ones. Actual prisons in the Italy were tiny dungeons. Spatial anomalies and ambiguities abound in all the images of the series; they were not meant to be logical but to express the vastness and strength that Piranesi experienced in contemplating Roman architecture.
 
About ten years later, Piranesi reworked these plates and added two new images to the series. The reworked plates are even darker and more complex, with added details and inscriptions. While it is hard to find meaning in the first state of the series, the second state includes explicit references to the justice system under the Roman Republic and to the cruelty for which certain emperors were known.
 
 
Воображаемые тюрьмы, Фантастические изображения тюрем, или Темницы (итал. Le carceri d'invenzione) — серия офортов выдающегося итальянского художника, архитектора и гравёра, Джованни Баттисты Пиранези, начатая в 1745 году и ставшая самой известной работой автора. Первое издание, опубликованное в 1750 году, включало 14 листов. Для второго издания в 1761 году все офорты были переработаны и пронумерованы с I по XVI. Номера II и V были новыми офортами в серии. Номера с I по IX были выполнены в портретном формате (вертикальном), а с X по XVI — в пейзажном (горизонтальном).
 
Ниже мы публикуем цитаты из нескольких исследований, посвященных «Темницам» и 14 гравюр 1-го издания 1750-го года, оцифрованные Нью-Йоркской публичной библиотекой. По клику открывается изображение в высоком разрешении..
 
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
Carceri d'invenzione. [Title Plate | Титульный лист]
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The giant wheel | Огромное колесо
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The staircase with trophies | Лестница с трофеями
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The grand piazza | Большая площадь
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The round tower | Круглая башня
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The smoking fire | Дымящийся огонь
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The drawbridge | Разводной мост
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The pier with chains | Колонна с цепями
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
Prisoners on a projecting platform | Узники на выступающей платформе
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The sawhorse | Ко́злы
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The Gothic arch | Готическая арка
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The arch with a shell ornament | Арка с орнаментом в виде раковины
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The pier with a lamp | Столб с фонарем
 
 
Giovanni Battista Piranesi. Carceri d'invenzione (The Prisons or Imaginary Prisons) (Воображаемые тюрьмы или Фантастические изображения тюрем или Темницы). 1-е издание. 1750
The well | Колодец
 



 

 

Лёля Кантор-Казовская. АРХИТЕКТУРНЫЕ ФАНТАЗИИ ПИРАНЕЗИ

 
Обобщая, можно сказать, что в своих фантазиях Пиранези следовал тем принципам, на которых, по его мнению, было основано зрелое развитие римской архитектуры, и что, используя эти принципы, он создал свой особый архитектурный язык, не повторяющий и не копирующий исторические памятники Рима. Двигаясь в избранном им направлении, он отдалился и от буквального следования вкусам создателей теории трех манер, что естественно, поскольку художник не принадлежал к тем, кто лишь иллюстрирует чужие мысли. В своих сочинениях Пиранези прямо не ссылается на эту теорию, и не исключено, что он относился критически к некоторым ее моментам. Это тем более вероятно, что его личные отношения с ее авторами не были идеальными. Еще в Венеции Пиранези порвал отношения с Луккези. Позже он вообще перестал поддерживать связи с Венецией и с бывшими друзьями. Исключение он сделал для Теманца, с которым Пиранези поддерживал контакт дольше, чем с другими. Они переписывались и даже общались – во время приезда Пиранези в Венецию в 1747 и приезда Теманца в Рим в 1762 году. Поэтому не вызывает особенного удивления тот факт, что в публикациях, последовавших за «Первой частью», интересы Пиранези лежат в плоскости, следующей логике изысканий Теманца. В них акцент передвинут в сторону исследования архаических корней римской архитектуры, иначе говоря, Пиранези в этот период интересует тосканско-римская система строительства, соединяющая стену и арочные конструкции. В этом духе он задумал и выполнил целую серию «Темниц» (1749). Изображенная здесь архитектура — это архитектура в «смешанной манере», которая, согласно Теманца, использовалась римлянами до того, как они познакомились с архитектурой эллинистической Греции. Композиции «Темниц» не основаны на том или ином конкретном памятнике, скорее, Пиранези стремится показать, чем эта древняя и благородная система архитектуры могла бы стать в его руках. Лист за листом «Темницы» разворачивают перед зрителем различные виды и сочетания каменных арочных конструкций. Здесь есть полуциркульные, плоские, стрельчатые арки, соединенные в разных комбинациях и, благодаря композиционному мастерству Пиранези, результат этих комбинаций никогда не бывает тривиальным. Саму механику сооружения всех этих типов арок описал Теманца в книге «Об арках и сводах». Книга была опубликована лишь в 1811 году по рукописи, предоставленной Пьетро Луккези. Из этого можно заключить, что манускрипт находился в семействе Луккези и вполне мог быть известен их родственнику, обучавшемуся у них архитектуре, а именно Пиранези. Предположение о том, что «Темницы» являются серией фантазий на тему римско-тосканской «смешанной манеры», находит свое косвенное подтверждение в появлении в свет второго варианта этой серии в 1761 году, намного позже первого оригинального издания. В это время Пиранези был занят своей полемической книгой «О великолепии и архитектуре римлян», в которой он высказывал идею о превосходстве римлян над греками. В книге уделялось большое внимание культурной ценности архаической эпохи в жизни Рима, который в то время развивался под культурным влиянием этрусков и еще не вступал в контакт с греками. Второе издание «Темниц» должно было выразить нечто подобное художественными средствами.
 


 

 

Н. И. Сорокина. ТВОРЧЕСТВО ДЖ.-Б. ПИРАНЕЗИ В КОНТЕКСТЕ ЭПОХИ ПРОСВЕЩЕНИЯ

 
Особое место в наследии Пиранези занимает сюита «Темницы» (1749/1750, второе издание — 1761). Неясность изображений порождала мнения некоторых исследователей о том, что создание гравюр серии есть фиксирование галлюцинаторных видений автора и не связано с Древним Римом23.
____________
23 Clark K. The Romantic Rebellion. London, 1973. P. 56.
 
Тема тюрем уже возникала в работах других мастеров, предшествующих Пиранези: Фердинандо Галли Бибиена, Марко Риччи, Даниэля Маро, Филиппо Ювары24; у Пиранези она впервые появилась в серии «Первая часть» — лист «Темная камера». Листы серии «Темницы» переиздавались и были включены в сборник «Различные произведения архитектуры, перспективы и античной орнаментики» (1750) и в сборник «Величие Рима в наиболее заметных памятниках» (около 1751—1754). Следовательно, Пиранези понимал или предлагал понимать виды как римские памятники или как архитектуру, которая была создана его фантазией под впечатлением от древнеримских сооружений. Исследователи предполагают, что прототипом помещений, представленных в серии «Темницы», стал древнеримский тюремный комплекс Мамертино, что находился на Капитолийском холме с окнами на Форум.
____________
24 Wilton-Ely J. Op. cit. P. 81.
 
Конструкции тюрем наводили на мысль о знаменитом римском законодательстве и правосудии. В Академии Аркадия Пиранези мог общаться с Марио Гварначчи — историком и археологом, исследователем древнейшего происхождения италийской расы. Гварначчи особенно интересовала история древнеримского законодательства; знаменитые законы Двенадцати таблиц (Leges duodecim tabularum), один из древнейших сводов римского права (V в. до н. э.), Гварначчи называл «сжатым изложением всех законов мира»26.
____________
26 Piranesi nei luoghi di Piranesi. Parte 1-4. Roma, 1979. Parte 1 / Carceri. P. 18.
 
 
Компетентность Пиранези в области древнеримской истории подтверждается вставками из литературных источников. На листе XVI с условным названием «Столб с цепями» в центральном пространстве на колонне с лотосообразной капителью надпись: AD/TERROREM/INCRESCEN[TIS]/ADVACIAE «устрашать возрастающую смелость», которая определяется как ссылка на решение римского царя построить первую римскую тюрьму, чтобы контролировать народные волнения, возрастающую преступность (в качестве литературного источника Пиранези использовал труд Тита Ливия «История Рима от основания города»). На листе II можно рассмотреть имена под бюстами. Эти имена, вероятно, связаны с текстом Тацита из его труда «Анналы»: GRATUS (Munatius Gratus), PANICIUSCER (P. Cerialis Anicius), L. ANNAEUS MEL (L. Annaeus Mela), C. PETRONIUS (Gaius Petronius), L. BAREA. ORAN (L. Barea Soranus), M. TRASE. PAE (M. Trasea Paetus), ...TISTIUS (Antistius L.) — имена людей, которые были обвинены Нероном в 65 г. н. э. как заговорщики и в результате были наказаны27.
____________
27 Более подробное описание гравюр: Robison A. Piranesi Early Architectural fantasies. A Catalogue Raisonne of the Etchings. Chicago and London, 1986; Art in Rome. In the Eighteenth Century. Philadelphia, 2000. P. 576, 577.
 


 

 

В. М. Успенский. Миф молодого Пиранези // Джованни Баттиста Пиранези. ДВОРЦЫ, РУИНЫ И ТЕМНИЦЫ. Из собрания Государственного Эрмитажа : Каталог выставки в Екатеринбургском музее изобразительных искусств 14 ноября 2012 — 24 февраля 2013. — Екатеринбург : Екатеринбургский музей изобразительных искусств, 2012. — С. 13—14.

 
Миф Пиранези на «Темницах» основан. Свои догадки о природе этой серии строили ученые, художники, философы и поэты (в особенности романтики), а также «толкователи снов, спекулянты и фантасты»6, не говоря уже об искусствоведах. Так, считалось, что создание серии могло быть последствием депрессии, экзистенциального кризиса, психического расстройства или фиксацией опиумных видений (в те времена опиум был распространен в том числе и как лекарство). В «Темницах» видели метафору мира как тюрьмы, изображение ада или образ смятенной души, погруженной в мучительную тревогу и апатию.
____________
6 Giovanni Battista Piranesi - Die poetische Wahrheit. Каталог. Под ред. С. Hoper. Katalogbuch Stuttgart, 1999. P. 129.
 
Что же представляет собой эта загадочная серия?
 
На четырнадцати листах первого издания «Темниц» показаны интерьеры громадных зданий циклопической кладки. Изображенные постройки находятся вне времени — они и не античные, и не современные, их нельзя отнести ни к какому архитектурному стилю, они почти начисто лишены украшений. В их изображение не привнесен никакой внешний сюжет, они ничего не иллюстрируют. Даже об их «тюремном» предназначении мы узнаем в первую очередь из названия серии. Населяющий их стаффаж так же неопределенен, как и сами строения. Их абстрактное, очищенное от всего наносного величие завораживает и интригует, в нем чувствуется некий высший, метафизический смысл.
 
Серия «Темницы» принадлежит к особому жанру каприччо-вариации, который предполагает, что художник, избрав для себя какую-либо тему или круг мотивов, по-разному трактует ее в листах серии, демонстрируя тем самым изобретательность своей фантазии.
 
Этой задаче соответствует и манера, в которой исполнены листы серии, практически не имеющая аналогий среди работ мастеров офорта. Кажется, что гравюры были созданы стремительно, чуть ли не в спешке. Они похожи на эскизы — штриховка беглая и грубая, одни мотивы перекрывают другие, отдельные элементы (например фигуры) лишь намечены и кажутся незаконченными. Вероятно, Пиранези сознательно стремился придать своим листам характер вдохновенной импровизации, гениальной гармонии, не поверенной никакой алгеброй, ведь подлинно свободные фантазии, не спланированные и рассчитанные, но созданные мгновенно, по наитию, производят больший эффект на зрителя, красноречиво заявляя о богатстве творческого воображения художника.
 
Отправной точкой создания «Темниц» был лист «Мрачная темница» из серии «Prima Parte» и связанная с ним традиция изображения тюрем театральными декораторами, однако сама серия к театру прямого отношения не имеет, как и вообще не имеет явных прецедентов.
 
Все вышесказанное не объясняет, однако, темы серии: почему именно тюрьмы? Весьма вероятно, что причины выбора сюжета носили отвлеченно-формальный характер: тюрьмы были одним из немногих типов строений, которые в XVIII веке было принято изображать лишенными каких-либо украшений: таким образом, Пиранези ставил себе сложную задачу, ведь показать изобретательность своей фантазии в варьировании архитектурных композиций, состоящих из двух-трех основных элементов (лестниц, арок, цепей), куда сложнее, чем в изображении богато декорированных дворцовых интерьеров, но тем почетнее с этой задачей справиться. С другой стороны, тюремный интерьер позволял показать монументальную красоту больших масс камня, выразительность чистой архитектурной структуры, не заслоненной поверхностными украшениями. Не стоит также отметать возможность существования у Пиранези внутренних мотивов для выбора столь необычного сюжета.
 


 

 

С. Г. Гладышева. ДЖ. Б. ПИРАНЕЗИ: ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРАВДА ОБ ЭПОХЕ МОДЕРНА

 
«Темницы» Пиранези — это отражение идеального «верхнего» разумно устроенного мира — не менее рациональный подземный мир, который прямо ассоциируется с дантовским адом: цепи, орудия пыток, человек на дыбе, узники, сгрудившиеся на уступе где-то под потолком. Можно указать также на ассоциацию «Carceri» с механистической картезианской вселенной — тоже предельно упорядоченной и безвыходной, где человек если и истязается, то не по чьей-то воле, а в соответствии с законами мировой необходимости, так сказать, по логике системы, а значит, в порядке вещей.
 
<...> О том, что «Темницы» — это тот же идеальный Рим, образ потерянного Рая и предмет ностальгии эпохи Просвещения, но только взятый в ином ракурсе, свидетельствует само пространство этой серии гравюр: выстроенное строго геометрически, оно напоминает римскую архитектуру: высокие потолки, арки, колонны. Однако при этом оно лишено тепла и света, а главное, как уже сказано, выхода. На всех гравюрах, кроме последней, он не просматривается, несмотря на обилие лестниц — они ведут в никуда. Такая замкнутость, видимо, является свойством предельной рациональности вообще. Об этом скажет впоследствии своими парадоксальными картинами Эшер.
 
 

9 октября 2022, 13:04 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «Алюмпарк»
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»