наверх
 
Удмуртская Республика


Л. Комарова и Н. Красильников. Метод исследования формообразования сооружений. 1929

Л. Комарова и Н. Красильников. Метод исследования формообразования сооружений // Современная архитектура. 1929. № 5  Л. Комарова и Н. Красильников. Метод исследования формообразования сооружений // Современная архитектура. 1929. № 5  Л. Комарова и Н. Красильников. Метод исследования формообразования сооружений // Современная архитектура. 1929. № 5
 
 

Л. Комарова и Н. Красильников. Метод исследования формообразования сооружений // Современная архитектура. 1929. № 5. — С. 165, 183—184.

 
 

МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ ФОРМООБРАЗОВАНИЯ СООРУЖЕНИЯ

METHODE DER FОRМGЕSТАLТUNGSАNАLYSЕ DER GEBAÜDEN

(В порядке постановки вопроса)
 
 
«Чтобы понять отдельно явления, мы должны вырвать их из всеобщей связи и рассматривать их изолированным образом»*).
____________
*) Архив К. Маркса и Энгельса, «Диалектика и естествознание», Ф. Энгельс, стр. 27.
 
Отсюда мы видим, что для того, чтобы действительно знать предмет и взять его в научном освещении, нужно анализировать его относительно тех именно факторов, которыми он обусловливается.
 
В архитектуре анализ формообразования сооружения возможен в том случае, если форму сооружения мы будем рассматривать в отдельности относительно тех факторов, которыми она определяется и от которых зависит.
 
Подобный научный анализ мы имеем налицо в строительном деле лишь в таких специальных научных дисциплинах, как технология стройматериалов, строительная механика, санитария и гигиена, отопление и вентиляция и др.
 
Здесь исследование физических свойств стройматериала в различных отношениях, позволяет наиболее целесообразно использовать его для сооружения здания, с минимальной затратой количества вещества, с максимальным эффектом полезного действия и, принимая во внимание общественно-биологические потребности человека, использовать материал с тем, чтобы человек в самом здании находился в наиболее благоприятных условиях.
 
Если в этом отношении кое-какие научные исследования проделываются и есть положительные результаты, то в области проектирования сооружений, анализа самой формы сооружения до сих пор ничего не сделано. Нет такого метода социально-экономического анализа формы здания. Нет такой научной дисциплины, которая бы этим вопросом занималась.
 
Имеющиеся курсы строительного искусства и архитектуры не имеют под собой никакого марксистского базиса и научной диалектическо-материалистической установки. Дается лишь перечень существовавших и существующих приемов стройки и систем конструкций.
 
Если в области естествознания и даже математических наук у нас идут ожесточенные дискуссии об установке диалектической методологии и марксистский анализ все больше и больше пробивает себе дорогу, то в технике, в частности строительной, мы этого не имеем.
 
Считают, что экономика и культура у нас должны быть социалистическими, а вот техника как будто может оставаться такой, как в буржуазных странах. Если пока еще нет разграничений в технике на буржуазную и социалистическую установку, то в ближайшем будущем это разграничение неизбежно.
 
Нам предстоит задача догнать и перегнать передовые капиталистические страны. Это удастся сделать не только оттого, что наша экономическая система более совершенна и дает такой выигрыш в использовании материальных ресурсов страны, как никакая другая. Но и сама техника — эта «степень господства человека над силами природы» — должна быть еще значительнее, чем в передовых буржуазных странах.
 
Ибо движущим началом у нас является социалистический принцип совершенствования техники в интересах удовлетворения потребностей всего человечества, в отличие от движущей силы капиталистической конкуренции и погоне за прибылью. Очевидно, она должна быть и другого порядка, а именно социалистического. Кроме того владение таким совершенным орудием анализа, как диалектическо-материалистический метод мышления, делает нас единственными и действительными двигателями науки, так как все, что не основывается на этом методе, не научно. С таким методом мы в состоянии быстрее и лучше анализировать и продвигаться не только в области естествознания и физических наук, но также и в технике.
 
Буржуазный метод формальной логики определенно сковывает и парализует ум человека и зачастую уводит в мистику и схоластику. И если при этих условиях еще делаются большие открытия и изобретения, то это происходит в силу того, что всякое стремление глубже анализировать какой-либо вопрос, независимо от субъективной установки, объективно приводит к научным, т. е. материалистическим выводам.
 
Именно поэтому естественные и физические науки делают такие большие успехи на Западе. А у нас в области современного архитектурного строительства, благодаря социалистической установке общественной идеологии, мы по своей установке являемся наиболее передовой среди западных стран.
 
Там зачастую в архитектуре еще господствует, как общепринятое явление, влияние традиционных классических стилей, еще следуют законам «вечной красоты». Если и у нас иногда появляются пережитки прошлого и строят в стилях, то этим рецидивам скоро неизбежно придет конец.
 
Это подражание разным стилям характерно эпохе финансового капитала, как всякий эклектизм, отображающий упадочную идеологию изживающего себя класса.
 
Но отвергая стили, отметая со здания всю декоративную мистику, этот гнойный нарост на теле здания, — мы не можем сказать, что этим продвинули вопрос на правильный и научный путь. Далеко еще нет.
 
На Западе и в Америке зачастую строят без всякого стиля, но это еще не означает сознательный отход от старых традиций. Не всегда удается отойти от этих традиций и современным архитекторам. Даже и поставившие себе новые задачи, существующие у нас некоторые архитектурные группы недалеко ушли от идеалистического формализма.
 
Задача современной архитектурной мысли поставить на марксистско-научные рельсы все вопросы, связанные с проектированием, и в том числе вопрос об архитектурной форме.
 
«Люди видят не вещи, а то, что они вообразили о них, приписывают им свою собственную сущность, не различают предмета от своего представления о нем» (Фейербах).
 
Это положение сохранило все же свою свежесть и до наших дней. Задача науки и философии выявить эту объективную и реальную сущность вещи и связать ее с нашими представлениями.
 
Так, исходя из материалистической установки, мы можем утверждать, что свойства формы и ее воздействие на психику не является имманентными, а сложились и развились в зависимости от ее практического, жизненного назначения. В результате в процессе исторического развития и накопления опыта выработался тип наиболее употребительной и целесообразной формы. С увеличением роли надстроек и идеологического влияния господствующего класса, форма, помимо своей практической цели, усложняется целым рядом декоративно-эстетических элементов, придающих форме особую символическую сущность.
 
В процессе дальнейшего исторического развития накапливались и передавались «традиции предыдущих поколений», которые основными формальными требованиями входят в эстетический канон, формируют и воспитывают психику всего общества в интересах определенного класса.
 
В период пролетарской диктатуры эти традиции мы рассматриваем как связанные с враждебными нам классами, являющиеся пережитками, как религия, символизм и пр.
 
В настоящей статье авторы поставили своей задачей трактовать вопрос архитектурной формы не вообще и отвлеченно, а главным образом как форму в своей сущности, соответствующую периоду социалистического строительства.
 
Ибо не может быть правильного анализа архитектурной формы, взятой без учета конкретной социальной среды в абстрактном, внеклассовом, внеисторическом разрезе.
 
Для нас, конструктивистов, форма вовсе не штамп, не какой-либо фетиш, мы не абстрагируем ее до такой степени, что придаем ей свойства какой-то сверхъестественной магической силы.
 
Идеологическое воздействие архитектуры вовсе не в том, чтобы своими внешними формами, действуя на зрительное восприятие, зажигать и воспитывать народные массы, давать «эмоциональную зарядку». Эта ахровская литературщина «героического реализма» более чем наивна.
 
Архитектурное сооружение, вообще предназначенное обслуживать новое коллективное жилье, перестраивает бытовой уклад человека (в действительности, а не только эмоционально воздействуя на психику).
 
И тем глубже это реорганизующее значение архитектуры, чем больше архитектор отходит от интуитивного метода и работает в зависимости от экономическо-производственных и социальных предпосылок. Конечно это ничего общего не имеет с эстетическими тенденциями предшествовавших эпох и стилей.
 
Эстетизм — это пережиток примитивной первобытной жизни человечества, это атавизм формы, понимаемой как самодовлеющая символическая сущность. Идеологическое значение современной пролетарско-социалистической архитектуры не в том, чтобы повторять эстетические традиции предыдущих эпох, насытив их лишь новым классовым содержанием, а в том, чтобы реальную проблему социалистического строительства научно организовать и пространственно оформить. Иначе говоря, создание конкретной материальной базы новых производственных отношений, которые отражают идеологию пролетариата. Это безусловно является наиболее сильным и неоспоримым агитатором социалистического строительства. Соответственно этому и целевая установка должна быть не на создание нового «эстетического стиля», а на достижение наиболее совершенного (экономического в широком смысле слова) решения архитектурной задачи. Иными словами, при данном уровне общественно-технического развития, на основе научного анализа всех элементов, определяющих архитектурную форму, дать решение сооружения, предназначенного для обслуживания конкретной общественно-экономической задачи.
 
И для этой задачи нужен именно современный архитектор, пользующийся научным методом и понимающий новые социальные предпосылки, так как правильно отвечать на задание, выдвигаемое строительством социалистических форм жизни, значит давать научно-материалистическое решение.
 
В задачу нашей статьи входит дать методическую установку анализа формы сооружения. Обратимся к формам органического мира. В природе все столкновения и взаимодействия факторов, обусловливающих развитие видов, естественно происходят сами по себе, органически выливаясь в наиболее совершенные формы. В результате процесса борьбы в природе получаются самые законченные экономичные формы органических тел. Экономическая сущность формообразования организмов есть непреложный закон жизни. Естественно, и человеческая деятельность должна быть проникнута тем же самым принципом, в частности и в производстве материальных ценностей и в сооружении зданий. Причем экономичность в сооружении зданий не должна пониматься упрощенно, напр., как необходимость в данный момент в связи с общим режимом экономии. Понятие экономичности должно относиться ко всем материальным сооружениям человека, как показатель их совершенности в смысле достижения максимального эффекта при минимуме затраты средств. Исходя из этого и в строительном деле экономичность должна пониматься с учетом всех социальных, культурных и др. требований, а не так, как зачастую это понятие сводится к минимуму затрат материала и рабсилы, к наиболее выгодной эксплоатации здания, и мало обращается внимания на то, как оно будет обслуживать человека.
 
В природе борьба за существование и естественный подбор регулируют и направляют развитие жизни, в человеческом обществе классовая борьба определяет ход развития.
 
Все время прогрессирующее развитие техники отвоевывает все новые области у природы, ставя их на службу человеку. Формы материальных элементов, производимых человеком, становятся более экономично-завершенными и научно-обоснованными, тем самым приближаясь в пределе к целесообразности форм природы. Но тот относительный максимум, который достижим в технике в смысле предельной экономичности ее форм, возможен только в социалистическом обществе, в котором наука и техника будут всецело владеть марксистской методологией.
 
Как мы уже отметили, марксистской методологией ни одна из научно-технических дисциплин не обладает, а строительное искусство — как по существу своему, так и по названию.
 
Укажем (что было сделано и в начале статьи), что научный анализ может быть произведен лишь в том случае, если мы будем исследовать форму относительно тех факторов, которыми она определяется, имея в виду, что единственным методом исследования может быть марксистский метод.
 
Установим предварительно, что «всякая форма есть сложная функция многих переменных». Отчасти это уже было сказано в статье «Проблема современной архитектуры»*, № 6 за 1928 г.
_____________
 
Форма, как некоторая функция, может меняться путем как непрерывных, так и прерывных изменений, причем на одном участке-интервале изменения будут следовать по одному закону, а в следующем — по другому. Так, при определенных количественных изменениях числа помещений и величины кубатуры, одна форма сооружений превращается в другую, качественно отличную ей и подчиненную уже новым законам и условиям изменения.
 
Целый ряд факторов, сталкиваясь вместе в результате взаимодействия, заставляет форму сооружения все время претерпевать значительные изменения. Количественные изменения тех или иных условий при своем взаимодействии и столкновении в конечном счете определяют самую форму и дают наиболее экономичное решение. Такие изменения диалектичны по своему существу и выражаются тем, что: 1) количественные изменения дают новую качественность формы; 2) что в процессе взаимодействия факторы противоречат друг другу и, сталкиваясь, как противоположности, в результате дают равнодействующую — форму.
 
Вскрытая здесь диалектическая природа формообразования при помощи способа учета факторов является следствием нового диалектического метода мышления, а значит и более совершенного относительно метода формальной логики. Такая формулировка, что форма есть функция многих переменных, не противоречит диалектике и дает общее понятие о том, что форма меняется в зависимости от факторов ее определяющих.
 
В процессе формообразования все многообразие возможных материальных форм допускает бесконечное число вариаций. Интуитивно же у нас возникает определенное число их. Задача архитектора в процессе проектирования учесть все факторы, влияющие на форму сооружения во всех взаимодействиях и столкновениях противоречий, т. е. дать синтез всего процесса.
 
Для этого необходимо анализировать сначала в отдельности каждый фактор. Только так можно производить научные исследования формообразования сооружения.
 
Таким образом, рассматривая форму сооружения, условно отвлекаясь от ее социально-классовой сущности как вещи предназначенной обществу и, отвлекаясь от ее физических свойств, будем иметь, геометрическое тело, обладающее присущими ему протяженно-пространственными качествами, т. е. самую пространственную форму сооружения.
 
Исследование формы сооружения во всех ее геометрических свойствах и в экономическом разрезе поможет проделать математический анализ, прикладное значение которого может оказаться весьма значительным. В данном случае мы исследуем самую форму сооружения в отличие от всех научных дисциплин, которые исследуют только его физические свойства.
 
В проектировке сооружения архитектор, давая различные вариации геометрической формы его в пределах одного основного вида (напр. прямоугольник, круг и др.), т. е. изменяя соотношение размеров (пропорции) отдельных частей сооружения, эмпирически, интуитивным путем, угадывая наиболее удачный из всех испробованных им вариантов, не обходит наиболее правильные, т. е. экономичные, соотношения отдельных частей.
 
Наша задача — проделать это более совершенными путями, дать научную объективную оценку всевозможным вариациям, возникающим у проектировщика.
 
Иными словами, не ограничиваясь логическим и интуитивным методом, которым архитектор располагает, найти применение объективно-математического метода в архитектурном проектировании.
 
В тех областях техники, где преобладает научно-объективный метод, мы имеем значительный экономический эффект, в строительстве же имеем чрезвычайно низкий коэффициент полезного действия, в силу распространенного интуитивного подхода.
 
Происходит это от того, что многие научные дисциплины, имеющие прикладное значение, в строительстве слишком абстрактны, разорваны между собой, и не учитывают всей совокупности требований. Например, не учитываются все требования, которые мы должны предъявлять стройматериалу, в его изоляционных свойствах, легкости и прочности; расчет конструкции ведется так, что не учитывается вся форма здания в целом и все ее особенности, отсюда слишком большой запас прочности отдельных частей его и неэкономичное использование материала. Архитектор при проектировке, увязывающий все в одно целое, «во всех связях и опосредствованиях» принужденный синтезировать все факторы в совокупности, без всякого анализа и по интуиции, тем самым проделывает большие экономические абсурды и зачастую еще углубляет свои ошибки различными формальными соображениями. Если же мы исходим из той предпосылки, что форма есть функция многих переменных величин, факторов, ее обусловливающих в процессе своего взаимодействия, картина становится более ясной и понятной. Как мы уже отмечали, — экономическая сущность пронизывает и определяет действие всех факторов на форму.
 
Всякое сооружение, как и вообще всякий предмет, кроме своих пространственно протяженных качеств должен обладать присущими ему физическими свойствами как всякая материя. А как вещь нужная обществу, — удовлетворять социальным и биологическим требованиям человека. Соответственно этому каждое сооружение обладает:
  • 1) категорией протяженности;
  • 2) категорией физических свойств, как всякий реальный предмет и как вещь предназначенная человеку;
  • 3) категорией социально-политического порядка, которая играет решающую роль, так как определяет характер формы со всей ее диалектической природой и экономической сущностью развития. Этот экономический принцип формообразования сооружения и позволит нам построить теорию взаимодействия факторов, обусловливающих форму сооружения, которая может дать также ценные практические результаты.
 
В связи с этим рационально-решенным проектом будем считать тот, который при одинаковых технических условиях и конструкции будет наилучшим образом удовлетворять жизненным процессам, протекающим в нем. В этом случае мы и получим максимальный коэффициент полезного действия в строительстве. При исследовании формы сооружения можно итти 2-мя путями:
  • 1) путем построения график, позволяющих при изменении независимых переменных размеров, различных измерений получить зависимую переменную (функцию), выраженную в каких-либо единицах стоимости;
  • 2) путем сравнения отдельных архитектурных объектов, позволяющих сопоставлять экономичность одной формы сооружения относительно другой. Но это сравнение допустимо лишь при определенных условиях. Как уже было говорено, чтобы исследовать предмет, необходимо из общей связи выхватить один кусочек и рассматривать, изучать его отдельно, изолированным, образом, отвлекаясь от многих присущих ему качеств, потом уже взять предмет «во всех связях и опосредствованиях», т. е. в синтезе. Например, чтобы найти наиболее выгодное взаимное расположение помещений в сооружении, необходимо вначале отвлечься от него, как такового, процессы, в нем происходящие, изучить в отдельности и так расположить помещения в пространстве, чтобы в первую очередь графика передвижения была бы наивыгоднейшей, потом уж учесть все требования в целом, которые мы предъявляем сооружению.
 
Чтобы привести планы здания к виду, возможному для сравнения, необходимо взять одинаковые объемы или площади помещений, найти для всех наивыгоднейшие пропорции в смысле экономичности материалов при одинаковой системе конструкции, материале и т. д. Только при таких условиях мы в праве сказать, какой из этих планов наиболее экономичен. Учитывая это требование, мы начинаем анализировать пропорции сооружения. Для этого будем менять его размеры. Пользуясь методом математического анализа, считаем площадь помещения величиной постоянной. Будем считать ширину здания независимой переменной, а периметр стен или стоимость их — функцией. Изменяя независимую переменную, т. е. ширину, мы определим периметр как наружных, так и внутренних стен, причем при некотором значении независимой переменной функция получит минимум. В элементарных курсах высшей математики встречаются такого рода задачи. В журнале строительной промышленности за 1925 г. № 5 в статье «Метод удешевления рабочих жилищ путем применения закона математического минимума» Т. Широном предлагалось находить наивыгоднейший периметр плана. Но, давая правильное математическое решение, он не учитывал того, что наивыгоднейшие размеры помещений будут зависеть еще от других факторов: учета затраты материалов на сооружение всех стен, учета конструктивной стороны, изменяемости условий освещения, графика движения и пр.
 
Но стоимость определяется как периметром наружных стен, так и целым рядом других факторов: конструкция, материал и др.
 
И этот анализ необходимо проделать относительно каждого из них.
 
Для этого разбиваем сооружение на составные части и дифференцируем их по функциям с тем, чтобы учесть экономичность определенной формы с точки зрения различных функций одной и той же части здания. Например: 1) стена — с одной стороны, как теплоизолирующий слой, и с другой стороны, как носящая нагрузку часть здания; 2) площадь пола, обслуживающая функцию передвижения и оборудования, и с другой стороны конструкция междуэтажного перекрытия.
 
При изменении ширины корпуса, считая ее независимой переменной, а стоимость функцией, все отдельные элементы здания, также изменяя свои размеры, влияют на величину стоимости. Составляя уравнения, которые выражают изменение стоимостей (отдельно для этих элементов здания) в зависимости от ширины мы можем получить кривую стоимости графическим путем или ряд значений стоимостей посредством вычислений или опытным путем.
 
Складывая ординаты стоимости элементов здания, мы получим их результативную кривую или ряд значений, причем при некотором значении будет иметь место минимальная стоимость.
 
В другом случае, допуская кубатуру помещений величиной const., будем иметь две независимых переменных — одна ширина корпуса, а другая высота здания. Функцией будет стоимость. Точно таким же образом графически мы можем получить результативную стоимость, которая выразится в виде поверхности или системы кривых в пространстве. На величину стоимости тут уж будет влиять целый ряд новых факторов.
 
Путь исследования должен быть следующий: 1) считая, что кубатура воздуха — величина постоянная, по уже указанному методу найти наивыгоднейшие пропорции (размеры здания) так, чтобы получить для данного плана или системы помещений, при одинаковой конструкции, стройматериале и пр. условиях; наименьшую общую стоимость всех частей сооружения при наименьших материальных затратах, при наименьшей длине графика передвижений и т. д.; то есть привести их в вид возможный для сравнения; 2) в абсолютных цифрах сравнить относительную экономичность проектов, учитывая не только количество материальных затратных сооружений, но и качественность его в санитарном и гигиеническом отношении. Если кубатура помещений не одинакова, то предварительно подравнять ее в основных помещениях и тех подсобных, кубатура которых не зависит от конфигурации плана или других условий.
 
В более общем случае при сравнении проектов необязательно иметь одинаковую кубатуру или число квадратных метров площади, требование которые нужно предъявить в данном случае: 1) чтобы помещения эксплоатировались наилучшим образом, а не отдыхали большую часть времени; 2) должная санитария и гигиена должны быть строго соблюдены. Например, в строительстве жилья громаднейшая экономия получится в результате более рационального, непрерывного, более уплотненного во времени использования помещений.
 
Намечаемое в ближайшей пятилетке обобществление домашнего хозяйства позволит нам сэкономить наши затраты на строительство жилья по крайней мере в несколько раз. Современное же строительство так называемых блочных домов с квартирами в 2, 3 комнаты не сможет дать даже такой экономический эффект, как обычная буржуазная квартира в 6, 7 комнат при одних и тех же санитарно-гигиенических условиях обслуживания.
 
В конечном итоге можно указать, что существующий способ оценки экономичности сооружения посредством коэффициентных сравнений обычно применяемый на практике, имеет ряд существенных недостатков: 1) все подвергающиеся оценке проекты не приводятся к виду, возможному для сравниваемости. Отсюда их очень отдаленная приближенность к действительным показателям экономичности; 2) неточность нормальных показателей объясняется тем, что они устанавливаются для очень большого круга явлений с очень большими пределами допускаемого применения, в то время как эти нормали показателей и для практических целей могут иметь место при очень ограниченных условиях и пределах. Сама по себе нормаль так же непостоянна, динамична, как и те условия, которыми она определяется. Наша задача заключается в том, чтобы найти динамику этой нормали, законное ее изменение в зависимости от условий ее определяющих.
 
В настоящей статье делается первая попытка объяснить сущность метода. Сам метод требует дальнейшей проработки и уточнения.
 
В одной из следующих статей на конкретном примере мы укажем, как можно практически на примере произвести исследования жилой ячейки, и сделаем отсюда вытекающие практические выводы.
 
Л. Комарова и Н. Красильников
 



 

 
 

29 ноября 2020, 21:52 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
Архитектурное бюро КУБИКА
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Архитектурное бюро «РК Проект»
Джут