наверх
 

А. П. Гозак. Трансформация европейского рационализма (Вильё Ревелл)

Официальное открытие городской ратуши Торонто в сентябре 1965 года. Атор проекта: Вильё Ревелл
Официальное открытие городской ратуши Торонто в сентябре 1965 года. Атор проекта: Вильё Ревелл
 
 
Автор статьи: архитектор Андрей Павлович Гозак (1936—2012).
Статья публикуется по изданию: А. П. Гозак. Трансформация европейского рационализма (Вильё Ревелл) // Архитектура Запада : Книга 1. Мастера и течения. — Москва : Стройиздат, 1972. — С. 24—36.
Факсимильный скан издания: http://tehne.com/library/arhitektura-zapada-kniga-1-mastera-i-techeniya-moskva-1972
 
 
 

ТРАНСФОРМАЦИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО РАЦИОНАЛИЗМА (ВИЛЬЁ РЕВЕЛЛ)

А. П. Гозак

 
В Финляндии после Второй мировой войны возник целый ряд острых социальных проблем, разрешение которых вызвало относительно широкое развитие градостроительных работ и строительство массового жилища.
 
В этот период, отмеченный внедрением новых индустриальных методов, наблюдалось усиление рационалистических тенденций, характерных для творчества многих современных финских архитекторов.
 
Именно в это время были созданы и осуществлены многие проекты Вильё Ревелла, Арне Эрви, Хекки Сирена. Их творчество вместе с работами мастеров старшего поколения Алвара Аалто и Эрика Брюггмана оказало большое влияние на развитие архитектуры страны и теснее связало ее с современными направлениями в мировой архитектуре.
 
Одним из ярких представителей нового поколения финских архитекторов является Вильё Ревелл, чей творческий путь был кратким, но полным постоянных исканий, фантазии и систематической плодотворной работы ума.
 
Вильё Ревелл родился в 1910 г. в Ваазе, небольшом живописном городке на западном побережье Финляндии. В 1928 г. он поступил в Технологический институт Хельсинки и окончил его в 1937 г., получив диплом архитектора. Годы обучения в институте совпали со временем, когда идеи «новой архитектуры» начали широко распространяться во многих странах, найдя и в Финляндии своих сторонников. Город Турку стал центром нового направления в архитектуре, а А. Аалто и Э. Брюггман стали его лидерами. Освоение европейского функционализма уже в 30-е годы дало несколько интересных примеров региональной интерпретации его основных принципов, а построенные Аалто здания санатория в Паймио и библиотеки в Выборге были лучшими образцами архитектуры Финляндии тех лет.
 
Таким образом, получая образование, Ревелл имел возможность знакомиться в натуре с постройками Аалто, Брюггмана, Линдегрена и других представителей нового направления. Около двух лет он непосредственно проработал в ателье Аалто, участвуя в проектировании павильона Финляндии на Всемирной выставке 1937 г. в Париже. Через мастерскую Аалто прошел путь многих ныне известных финских архитекторов. А. Эрви, М. Тавио, В. Паатела, Т. Пенттиля были ассистентами Аалто в разные годы. Работая у Аалто, Ревелл рано смог проявить свою индивидуальность: ему, совместно с двумя студентами Кокко и Риихимяки, удается самостоятельно построить в 1935 г. здание Стеклянного дворца в Хельсинки, которое в середине 30-х годов вместе с Олимпийским стадионом Линдегрена и Яннти представляло новаторские поиски молодых архитекторов Хельсинки. Стеклянный дворец, в котором проявились рационалистические тенденции «студенческого трио», — ключ к последующим работам Ревелла.
 
В годы войны и послевоенного периода Ревелл занимается исследованиями в области стандартизации и сборного домостроения, отдав около семи лет работе в созданном в 1942 г. финской ассоциацией архитекторов Бюро реконструкции. Характерные для архитектуры Финляндии этого времени декоративно-романтические тенденции нашли отражение и в построенном Ревеллом в 1949 г. комплексе трудового института (Липери, Северная Финляндия).
 
Первые послевоенные постройки Ревелла — в основном жилые дома, в строительстве которых так нуждалась страна. В условиях острой жилищной нужды, нехватки строительных материалов и рабочей силы, по признанию самих финнов, качество архитектуры нередко не поспевало за количеством. Это было время активной деятельности финских архитекторов, большого числа конкурсов, во многих из которых принимало участие проектное бюро Ревелла.
 
 
Отель «Палас». Планы 1-го и типового этажей    Отель «Палас». Планы 1-го и типового этажей
Отель «Палас». Планы 1-го и типового этажей
 
 
Первый большой успех в творческом пути Ревелла — победа в конкурсе 1949 г. на здание Промышленного союза — так называемого отеля «Палас» в Хельсинки (совместно с архитектором К. Петайя). Здание было построено в 1952 г. к открытию Олимпийских игр; в нем предполагалось разместить штаб Олимпиады. На небольшом участке, тесно окруженном старой застройкой, нужно было спроектировать целый комплекс, включающий административные помещения, магазины, гостиницу и ресторан. Исходя из конкретных условий участка, архитекторы предложили весьма компактную, увязанную по высоте с окружающей застройкой набережной города композицию из двух объемов, соединенных между собой блоком вертикальных коммуникаций. Четкая и ясная трактовка пространства и объемов дала возможность удачно решить сложную функциональную задачу. Простые объемы здания, поднятые на высокие парные колонны, завершаются уступами верхних этажей, в которых расположены гостиница, ресторан и финские бани. Горизонтальное членение фасадов, облицованных светлой полированной бетонной плитой, способствовало созданию сооружения, имеющего ярко выраженный характер современного монументального общественного здания.
 
 
Отель «Палас», Хельсинки. 1949—1952 гг. Общий вид
Отель «Палас», Хельсинки. 1949—1952 гг. Общий вид
 
 
Развитие архитектуры Финляндии 50-х годов привело к крупному эксперименту в области градостроительства — проектируется и начинает строиться в 1952 г. город-сад Тапиола в 15 км от Хельсинки. С этого времени Тапиола становится на много лет опытным полигоном финских архитекторов и местом реализации градостроительных идей, заложенных еще в работах Элиеля Сааринена и в послевоенных планировочных предложениях А. Аалто. В проектировании основных объектов города участвовали почти все ведущие архитекторы страны. А. Бломстедт, А. Эрви, К. и X. Сирен, Е. Ярви были авторами его жилых и общественных построек. Ревелл принимал активное участие в строительстве Тапиолы. Блокированные секционные, башенные жилые дома и ряд общественных построек составили список его работ в Тапиоле.
 
Тщательное изучение функциональной специфики жилища, ясность планировочных и конструктивных решений и широкое применение деталей заводского изготовления характеризуют эти его новые работы. Удачный подбор недорогих отделочных материалов (кирпича, дерева и асбофанеры) в сочетании с тщательной проработкой деталей и стремлением связать сооружения с окружающим ландшафтом через систему горизонтальных проемов, балконов и лоджий отличают эти постройки Ревелла.
 
 
Жилые блокированные дома близ Хельсинки. 1965  Жилые блокированные дома близ Хельсинки. 1965
Жилые блокированные дома близ Хельсинки. 1965 г. Фрагмент застройки, интерьер одной из квартир
 
 
В эти же годы он строит в Финляндии ряд общественных и промышленных сооружений, из которых необходимо отметить школу в Мейлахти (1953 г.) и здание текстильной фабрики в Ханко (1955 г.).
 
Школа в Мейлахти — результат очередной победы на конкурсе 1950 г. (совместно с архитектором О. Сипари) — первый пример отхода Ревелла от строго геометрических форм и обращение к более «свободным» пластическим средствам. Мягкая изогнутая линия двухэтажного здания школы, выполненного в кирпиче, проходит по северной стороне сложного участка, выделяя его южную часть, поросшую высокими соснами, под площадки для летних занятий и игр. К классным помещениям, ориентированным на южную сторону, примыкают лаборатории и спортивный зал. Вдумчивый анализ участка и желание сохранить своеобразие ландшафта привели к такому пространственному решению здания.
 
 
Школа в Мейлахти. 1950—1953 гг. Общий вид
Школа в Мейлахти. 1950—1953 гг. Общий вид
 
 
В большом комплексе текстильной фабрики города Ханко Ревелл продемонстрировал свои основные принципы решения современного промышленного сооружения: стремление соединить новейшие технические средства с максимальным учетом функционально-технологических требований производства.
 
 
Текстильная фабрика в Ханко. 1954—1955  Текстильная фабрика в Ханко. 1954—1955
Текстильная фабрика в Ханко. 1954—1955 гг. Фото с макета; фрагмент здания
 
 
Пространственное решение фабрики, включающей протяженный текстильный цех и три административных корпуса, облицованных алюминием и белыми бетонными плитами, вместе с прекрасным природным окружением полуострова Ханко, создали четкую и выразительно-контрастную композицию. Это одна из лучших работ Ревелла, доказывающая еще раз, что архитектура промышленных сооружений может обладать высокими эстетическими достоинствами. Особенно эффектна постройка в вечернее время, когда залитые светом помещения отражаются в глади бассейна, где установлена деревянная скульптурная композиция Арви Тунуса «К свету».
 
Творчество Ревелла конца 50-х годов отмечено рядом конкурсных побед. Наиболее значительные работы этого периода: комплекс Гвардейских казарм в Хельсинки, реконструкция центрального района г. Ваазы и здание погребальной церкви в Ватиале близ Тампере.
 
 
Комплекс Гвардейских казарм в Хельсинки. Проект 1956—1962 гг. Фото с макета
Комплекс Гвардейских казарм в Хельсинки.
Проект 1956—1962 гг. Фото с макета
 
 
Здания Гвардейских казарм, построенные еще в середине XIX в. по проекту архитектора Энгеля, были разрушены во время минувшей войны. Главное здание, выходящее на площадь, восстановили в прежних формах. Остальные же корпуса предполагалось построить заново. По предложению авторов (проект выполнен Ревеллом совместно с X. Кастреном) решено было точно сохранить ширину, высоту и число этажей сооружений, а общностью ритмического построения фасадов и их цветовым решением (желтое с белым) добиться единства новых и старых корпусов, составляющих единый ансамбль.
 
Архитектурное построение центрального комплекса Ваазы весьма характерно для творчества Ревелла. Плоская многоярусная платформа, занятая различными торговыми учреждениями, выходящими во внутренние дворы, служит основанием двум вырастающим из нее многоэтажным пластинам административного и жилого зданий. Сам Ревелл остался недоволен архитектурой этого ансамбля и говорил впоследствии, что «хотел приступить к работе и подготовить ее так быстро, как это было возможно, поскольку в сложившейся ситуации сама возможность решения целого комплекса была более важной стороной».
 
 
Церковь в Ватиале. 1958—1961 гг. Общий вид, разрез, план
Церковь в Ватиале. 1958—1961 гг. Общий вид, разрез, план
 
 
Группа башенных домов, построенных в Тапиоле в 1960 г., и здание погребальной церкви в Ватиале (1958—1961 гг.) близ Тампере показывают те изменения, которые произошли в подходе Ревелла к решению пространственных задач, приведших к пластическому обогащению его архитектуры. Четыре ромбовидных в плане башенных дома, расположенных на холме в центре западного района Тапиолы, создали выразительную объемную группу в застройке города-сада. В Ватиале четкий геометризм объемов, характерный для более ранних произведений Ревелла, нарушен высокой параболической железобетонной оболочкой, перекрывающей бо́льшую из двух капелл и служащей композиционной, доминантой всего сооружения. Изящно нарисованный план, суровый аскетизм использованных материалов (бетона, дерева и меди), соответствующих назначению здания, характеризуют это небольшое, мастерски выполненное произведение. Здание осталось незавершенным — не построена колокольня.
 
 
Центр в Ваазе. 1958—1962 гг.
Центр в Ваазе. 1958—1962 гг.
 
 
Кульминацией в творческой биографии Ревелла был 1958 г., когда он победил в одном из самых крупных международных конкурсов того времени — конкурсе на проект городской ратуши для Торонто. Эта победа на многие годы приковала его к работе в Канаде.
 
 
Муниципалитет в Торонто. Конкурсный проект. 1958 г. Фото с макета, план, разрез
Муниципалитет в Торонто. Конкурсный проект. 1958 г. Фото с макета, план, разрез
 
 
Конкурс, объявленный муниципалитетом Торонто, собрал 520 проектов из 42 стран. В программе конкурса выдвигалось требование, чтобы будущее здание, учитывая его градостроительное значение, стало «символом города, предметом гордости и радости его жителей».
 
 
Муниципалитет в Торонто. 1958—1965 гг. Общий вид
Муниципалитет в Торонто. 1958—1965 гг. Общий вид
 
 
После длительных обсуждений жюри, состоявшее из пяти человек, в котором активную роль играл Ээро Сааринен, присудило первую премию Вильё Ревеллу. В решении жюри, отмечающем высокие композиционные достоинства проекта муниципалитета, говорилось: «Его формы значительны и драматичны, выделяя его из всего окружения Торонто и отличая от всех существующих в мире административных зданий такого типа». Один из членов жюри назвал его «новым символом городской администрации». Проект был встречен с большим интересом архитекторами многих стран.
 
 
Муниципалитет в Торонто. Интерьер зала Городского совета
Муниципалитет в Торонто. Интерьер зала Городского совета
 
 
Сам Ревелл считал, что здание современной ратуши должно существенно отличаться от муниципальных построек прошлого, где преобладали помещения репрезентативного характера. Учитывая новую роль ратуши в современном городе, он писал: «Нашей главной задачей было создать сооружение, отличающееся функциональной ясностью и видимой значительностью, и мы сконцентрировали все усилия на дальнейшем развитии этих положений в целях создания тесно интегрированной сущности, как символа Торонто».
 
Три элемента составляли композицию этого смелого проекта: платформа, организующая площадь перед зданием; на ней размещался объем зала для заседаний городского совета в виде круглой в плане линзы и два высотных криволинейных объема административных корпусов разной высоты, обращенных вогнутыми сторонами к залу.
 
Конструктивная смелость, необычность, пластическая оригинальность проекта Ревелла особенно заметны в сравнении с остальными семью проектами, отобранными жюри конкурса, которые были задуманы в традиционных формах «международного стиля» 50-х годов.
 
В этом проекте Ревелл попытался использовать новые объемно-пространственные средства архитектуры наших дней, чтобы найти те специфические формы, которыми, по его мнению, должно обладать сооружение такого типа, как городская ратуша.
 
Всегда бывает трудно раскрыть тайны зарождения замысла архитектора, можно только делать догадки, проводить аналогии, искать предшественников. Среди исторических предшественников ратуши в Торонто можно назвать проекты И. Леонидова (Институт Ленина и Наркомтяжпром в Москве) и центральный комплекс новой столицы Бразилии, созданный по проекту О. Нимейера.
 
Проект Ревелла стал выражением тех изменений в зарубежной архитектуре 50-х годов, для которых характерны тенденции к пластическому разнообразию и использованию новых приемов формальной экспрессии.
 
Как это нередко случается с подлинно новаторскими проектами, его реализация затянулась на долгие годы, требуя от автора большого мужества и полного напряжения всех сил. При дальнейшей разработке проекта был сделан ряд изменений, вызванных требованиями заказчика. Внесены некоторые поправки в конструкцию сооружений и значительно снижена высота административных корпусов, что отрицательно сказалось на эстетических достоинствах общей композиции, в значительной степени потерявшей контрастность и остроту первоначального замысла.
 
Ратуша в Торонто — вершина творчества Ревелла. Это качественный скачок, подготовленный всем предыдущим творчеством архитектора, талант которого полностью раскрылся в этой постройке своими новыми сторонами — долго скрываемым стремлением к монументальному и возвышенному.
 
 
Здание фирмы «Пежо» для Буэнос-Айреса. Конкурсный проект. 1962 г. План
Здание фирмы «Пежо» для Буэнос-Айреса.
Конкурсный проект. 1962 г. План
 
 
Уделяя большую часть времени работе в Канаде, Ревелл в последние годы жизни успевает проектировать и строить как у себя на родине, так и за ее пределами. Здания банков в Турку и Лахти и так называемая баня Джонсона, в архитектуре которой соединились финские традиции с современными методами машинной обработки дерева, — основные его работы начала 60-х годов.
 
Композиционное построение здания банка в Турку, столь характерное для Ревелла, во многом определено спецификой участка, занимающего угол центральной площади города. Поднятая на колонны трехгранная призма основного объема здания, облицованного светлым натуральным камнем, прорезана с угла главным входом, с двумя эскалаторами, поднимающими посетителя в главный зал второго этажа.
 
В 1962 г. Ревелл принимает участие еще в одном крупном международном конкурсе на здание фирмы «Пежо» в Буэнос-Айресе. Хотя его проект не отмечен премией, он был одним из самых интересных на конкурсе. Основная идея сверхвысокого сооружения заключалась в оригинальном конструктивно-пространственном решении. По углам ромбовидного в плане здания были расположены четыре несущие колонны, сужающиеся кверху. Остов из четырех колонн, соединенных горизонтальными (10 м высоты) дугообразными балками, воспринимавшими ветровую нагрузку, создавал жесткую структуру всего сооружения. К этим балкам подвешивались на стальных тросах пластины этажей, с наружной стороны скрепленные диагональными связями, одетыми в антикоррозийные чехлы. Ясная и оригинальная трактовка конструкции высотного здания, точно выражающая работу материала, в сочетании с пластической выразительностью всего объема должна была, по мнению автора, лучшим образом удовлетворить условиям конкурса — сделать это сооружение архитектурным акцентом городской застройки Буэнос-Айреса.
 
 
Здание фирмы «Пежо» для Буэнос-Айреса. Конкурсный проект. Фасад
Здание фирмы «Пежо» для Буэнос-Айреса.
Конкурсный проект. Фасад
 
 
Много энергии отдавал Ревелл в эти годы строительству ратуши в Торонто. Он вел непрерывную борьбу за точное выполнение проекта, отстаивая свои идеи. Строительство муниципалитета в Торонто было закончено лишь в 1966 г. Но Ревеллу не суждено было увидеть завершение своего самого смелого проекта, которому он отдал много лет упорного труда. Он скончался в ноябре 1964 г.
 
Вильё Ревелл умер в расцвете своего дарования. Его творческий путь был коротким, чем-то напоминающим путь Ээро Сааринена, когда долгий подготовительный период завершается кратким, но бурным этапом наивысшего проявления творческой энергии.
 
Развитие творчества Ревелла тесно связано с теми изменениями в направленности зарубежной архитектуры, которые произошли за последние 15—20 лет. Этот период отмечен стремлением к новым приемам организации пространства, более углубленным пониманием роли функции и поисками новых путей взаимосвязи между функционально-конструктивной основой здания и архитектурной формой.
 
Ревелл постоянно искал новые средства архитектурной выразительности. Он шел от простых форм к более сложным и пластичным, достигнув высшей выразительности и напряжения в динамичных объемах муниципалитета Торонто.
 
Творчество Ревелла, начавшего в качестве ученика Аалто, можно рассматривать как связующее звено между аалтовским индивидуальным стилем и последующими работами финских архитекторов, более тесно связанными с современной архитектурой Западной Европы и Америки. Яркая творческая индивидуальность Ревелла оставила след не только в финской, но и в современной мировой архитектуре.
 
Характерный для него групповой метод работы привел к созданию проектного бюро, через которое проходил начальный путь многих молодых архитекторов Финляндии. Это бюро, ставшее центром рационалистического направления послевоенной архитектуры Финляндии, позволило раскрыть свое дарование многим архитекторам, которые теперь активно работают у себя на родине: К. Петайя, О. Сипари, X. Кастрен и другие начинали у Ревелла, так же как и он сам когда-то работал у Аалто.
 
Способности и талант Ревелла получили широкое признание. Он продолжительное время занимал пост директора Бюро реконструкции и позже председателя финского комитета стандартов. Ясность творческих концепций, последовательность, чистота и систематичность его метода нашли многих последователей в Финляндии.
 
Творческие принципы Ревелла имеют глубокие связи с рационалистическими традициями функционализма. Расширив их границы, он пытался выразить новые потребности времени, не отрицая основных принципов направления. Рационалистическое направление нашло в лице Ревелла яркого поборника и продолжателя, сумевшего выразить свою индивидуальность в рамках этого движения.
 
Архитектура Финляндии часто рассматривается зарубежными авторами как специфический пример регионального направления. «Многие финские архитекторы отдают предпочтение формальным исканиям, работая на эмоциональной базе и рискуя впасть в крайности индивидуализма; они в глубине сердца ненавидят индустриальные методы, не веря в существование объективной архитектурной правды, предпочитая индивидуальные формы выражения»¹ — так, например, оценивает послевоенную архитектуру Финляндии автор монографии о Ревелле.
____________
¹ К. Оландер. Вильё Ревелл. Работы и проекты. Хельсинки, 1966. (Vilio Revell. Works and Projects. Finland. 1966).
 
Однако было бы неправильным недооценивать рационалистическое направление, возглавлявшееся Ревеллом. Ориентированное на современную технику, это направление имеет ярко выраженный интернациональный характер, не отрицающий в то же время и местных традиций. Творчество самого Ревелла часто было обусловлено спецификой финской экономики и конкретными условиями строительства. Принимая техническую реальность века и становясь активным поборником веры в возможности современной техники, он признает прогрессивную роль стандартизации и широкого применения деталей заводского изготовления. Ревелл максимально старается использовать технические достижения в своих постройках. Вантовые конструкции, железобетонные оболочки и другие конструктивные новшества находят применение в его работах. Современные системы кондиционирования и отопления широко используются им. Так, в здании отеля «Палас» в Хельсинки впервые в Европе была применена система отопления подогретым сжатым воздухом высокого давления.
 
Ревелл применяет самые разнообразные материалы: железобетон, алюминий, медь, стекло, дерево, кирпич, камень. Он стремится достичь нового качественного звучания традиционных материалов путем их современной обработки. В церкви близ Тампере он добивается новых эстетических свойств дерева, специально обработанного кислотой с продуванием песка.
 
 
Жилой район «Северная Хаага». Конкурсный проект. 1952 г. Генплан
Жилой район «Северная Хаага».
Конкурсный проект. 1952 г. Генплан
 
 
В истории архитектуры немало примеров, когда зодчие, не доверяя технике, оказывались в плену романтических устремлений. Ревеллу чужд такой подход к научному прогрессу. Он верит в способность техники служить человеку, видит возможности ее гуманизации.
 
 
Банк в Турку. 1968 г. Общий вид
Банк в Турку. 1968 г. Общий вид
 
 
Творчеству Ревелла, как и большинства финских архитекторов, свойственно бережное отношение к ландшафту. Он много внимания уделяет вопросам пространственного взаимодействия здания и природного окружения. Его архитектура, контрастирующая часто с природой, позволяет в то же время добиваться тонких сопоставлений внутреннего и внешнего пространства, когда живописный финский ландшафт становится важным составляющим элементом общей архитектурной композиции. Эстетические факторы природного окружения приобретают в произведениях Ревелла особое звучание в условиях производственных сооружений, как, например, в Ханко, где лес как бы вступает в помещения фабрики.
 
Ревелл бережно относится не только к природному, но и к архитектурному окружению, что особенно ценно сейчас, когда многие города реконструируют и все более острой становится проблема соотношения новой и старой застройки и охраны памятников архитектуры. Такая его постройка, как комплекс Гвардейских казарм в Хельсинки, — удачный пример сочетания современной и старой архитектуры.
 
Показателем творческой активности Ревелла было то, что почти все его постройки — результат побед в архитектурных конкурсах, которые, по его собственному признанию, всегда имели важное значение в архитектурной жизни Финляндии.
 
Ревелл не проектировал крупные города, хотя и был урбанистом по убеждению. Самое интересное его градостроительное предложение — конкурсный проект жилого района Северная Хаага 1952 г. — осталось неосуществленным. Поданный под девизом «Голубая лента» проект жилого района на 2 тыс. человек состоял всего из трех зданий: двух трехэтажных, растянувшихся почти на километр, и одной цилиндрической башни. В этом проекте протяженные ленточные жилые блоки, поднятые на столбах, следуют контурам местности, оставляя ее почти нетронутой.
 
Творческий почерк Ревелла, как и любого другого художника, в какой-то мере ограничен. Его архитектура по сравнению, например, с архитектурой Аалто менее пластична, она не так богата аллегориями. Подчиненная четкой геометрии, она избегает «органических форм». Аалто и Ревелл — в значительной мере противоположные полюса современной финской архитектуры, но не исключающие, а дополняющие друг друга. Хотя Ревелл и был учеником Аалто, но он смог найти свой самостоятельный путь. Его сооружения отличает строгая простота и свежесть, они спокойны и уравновешенны, как бы выражая финскую сдержанность и бережливость в средствах. Они обычно монохромны и решены в светлых тонах, им чужда пестрота и яркость.
 
В специальном номере журнала «Архитектор»¹, посвященном творчеству Ревелла, было написано: «Нельзя дать справедливую оценку его личности по одному сухому списку работ, его творчество не ограничивается узким кругом сооружений, оно всегда направлено вперед, готовое искать новое там, где другие его не могут увидеть».
____________
¹ Arkitehti, Arkitekten, 1965, № 5.
 
 

22 ноября 2022, 19:46 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «Алюмпарк»
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»