наверх
 
Удмуртская Республика


Прохорова М. И. Архитектура парков и природные условия. 1936

Проблемы садово-парковой архитектуры : Сборник статей / Под общей редакцией комиссии в составе: М. П. Коржева (председатель), Л. Б. Лунц, А. Я. Карра и М. И. Прохоровой ; Союз советских архитекторов, Секция планировки городов. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1936 АРХИТЕКТУРА ПАРКОВ И ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ М. И. Прохорова
 
 
Историческое решение ЦК ВКП(б) и СНК СССР по вопросу о реконструкции Москвы, где были даны конкретные указания по поводу зеленого строительства красной столицы, четко определяет место зеленых насаждений в городской планировке и их значение для жизни города.
 
Ряду колебаний, сомнений и вредных уклонов в области зеленого оформления города и паркового строительства был положен конец после речи тов. Л. М. Кагановича на пленуме Моссовета 16 июля 1934 г., в которой он изложил установки тов. Сталина по вопросам зеленого строительства:
 
«Тов. Сталин направляет наше внимание на зеленое строительство, причем под зеленым строительством понимает не мелкие газончики, которыми иногда увлекаются наши работники, а крупные парковые массивы, которые мы должны всемерно развивать в Москве и ее ближайших окрестностях. Нужно создавать лесные парковые массивы и широкие бульвары. Нужно наряду с набережными направить строительство нашего города в районы Сокольников, Останкинского и других парков»...
 
Но если место зелени в городе, ее значение для планировки социалистического города уже достаточно определены, то проблема зеленой архитектуры оказалась на сегодня наиболее отстающим участком всего зеленого строительства.
 
Архитектор М. И. Прохорова поднимает крайне важный вопрос о значении природных условий территории и их роли в творческом процессе паркового архитектора; на ряде проектных работ советской практики (Воронеж, Сталинград, Архангельск, Ижевск, Тула, Ярославль) автор анализирует специфическое влияние этих условий и учет их в композиции того или иного парка. Статья Прохоровой опубликована в сборнике «Проблемы садово-парковой архитектуры» (1936).
 
 
 

М. И. Прохорова. Архитектура парков и природные условия // Проблемы садово-парковой архитектуры : Сборник статей / Под общей редакцией комиссии в составе: М. П. Коржева (председатель), Л. Б. Лунц, А. Я. Карра и М. И. Прохоровой ; Союз советских архитекторов, Секция планировки городов. — Москва : Издательство Всесоюзной академии архитектуры, 1936. — VIII, 348 с., ил. — С. 123—148.

 
 

АРХИТЕКТУРА ПАРКОВ И ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ

М. И. Прохорова

 
I
 
Семь лет советского паркостроения позволяют подвести некоторые итоги в области проектирования и строительства парков. Социалистическое содержание всей работы парков, совершенно отличная методология организации отдыха в них, сложные задачи их архитектуры — все это ставит строительство и проектирование парков в разряд ответственных проблем советского градостроительства. Проблема эта не могла в короткий период получить полного разрешения, не могла закрепить все богатство своего содержания в реальных образах. Истекшее время — только первый этап сложного исторического процесса, имеющего, однако, в своем развитии четкие направления. Советский парк практически создал и освоил новые формы своей работы, но он еще не нашел своего архитектурного лица. Создание новой архитектуры парков, выявление их архитектурного образа являются задачами настоящего времени.
 
Определение нового содержания парков и методологии их работы развивалось одновременно с ходом их строительства. Очевидно, поэтому первые годы характеризуются отрывом теории от практики. Противопоставление социалистических форм отдыха, чуждой идеологии всех предшествующих эпох вызвало вначале известный перегиб и в понимании нового содержания: посетитель парка чрезмерно «активизировался» массовыми мероприятиями, его индивидуальные запросы совершенно растворились в организме коллектива; недооценивалась потребность в тихом, одиночном отдыхе. Одновременно отвергалось и все богатое архитектурное наследие прошлого, без уяснения его ценности и возможности критического освоения в новых условиях.
 
 
Архангельск. Тундровая равнина в границах парка. Природный облик беден и подлежит коренному изменению
Архангельск. Тундровая равнина в границах парка.
Природный облик беден и подлежит коренному изменению
 
 
Проектирование парков, охватившее в первую очередь крупнейшие города Союза, характеризуется некоей гигантоманией (парки проектируются на нескольких тысячах гектаров: парк в Новосибирске — 5000, в Челябинске — 1800 и т. п.) и поисками прежде всего функциональной схемы районирования (обязательно оригинальной), формалистическими тенденциями: в проектах господствуют колоссальные поля массовых действий, лишенные реальных масштабов, огромные, в несколько километров, аллеи демонстраций; вся территория парков насыщается сооружениями и площадками, нет почти ни одного куска живой природы (конкурсные проекты ЦПКиО Москвы, парки в Самаре, Челябинске и др.). При этом выработался известный стандарт в последовательности размещения парковых секторов, их взаимоотношений и емкости. Осуществлению этого стандарта зачастую противоречат размеры территории парка, его сетевое назначение (районный, общегородской); наконец, стандарт недоучитывает местные природные условия, хотя последние в значительной части определяют содержание работы парка и его архитектуру.
 
Эти грандиозные проекты, к тому же не доведенные до стадии рабочих чертежей, никак не укладывались в рамки реального осуществления, а потребности насущного дня, особенно на наших новостройках, требовали реального строительства парков. В результате строительство шло самотеком, кустарно, без генерального плана, без умелого распределения средств.
 
 
Москва. Участок смешанного леса у ст. «Сходня». Естественное богатство природной среды
Москва. Участок смешанного леса у ст. «Сходня». Естественное богатство природной среды
 
 
Каждый город, новостройка, поселок, а теперь и колхоз, хотят иметь свой парк, свой зеленый участок. Они их уже строят, и здесь парковая архитектура рождается из местной изобретательности, умноженной на отголоски теоретических положений и финансовые возможности. Строительство парков ведется по способу ежегодного беспланового наслоения небольших мероприятий, необходимость которых выявилась практикой истекшего года; зачастую недостаточно реально используются денежные фонды, чрезмерно доминируют зрелищные мероприятия и аттракционы, что объясняется их рентабельностью, имеющей для начала строительства большое значение. Архитектура всех объектов случайна, материал — преимущественно фанера; недоучитывается зеленое окружение. Это последовательное наслоение сооружений, их постоянное «приспособление» исключают возможность создания целостных ансамблей.
 
Но тем не менее парки посещаются тысячами, парки принимают активное участие в культурно-политической жизни, парки стали неотъемлемым элементом планировки каждого города. На 1936 г. насчитывается свыше 200 действующих парков. Практика строительства и эксплоатации их вносит поправки в толкование новых форм отдыха.
 
Индивидуальные запросы живого человека обогащают прежнее понятия парка; в парке одновременно сочетаются и массовые мероприятия и формы индивидуального, тихого отдыха. Вместе с тем реальное строительство парков предъявляет большие требования и к парковой архитектуре. Она начинает завоевывать свое положение одновременно с выработкой нового содержания. Историческое постановление ЦК ВКП(б) от 23/IV/1932 г. направило советскую архитектуру на путь критического освоения композиционных приемов садового искусства, которыми достаточно богата история.
 
Архитектура парков начинает вносить поправки в выработанный стандарт содержания — определенный комплекс разделов работы, стандартные титульные списки. Но не имея еще в настоящее время полноценных образцов архитектуры парка, мы можем принимать и содержание его в значительной части лишь условно. Усиленное внимание к замкнувшейся в себе разработке социального содержания комплекса ПКиО и недостаточно развернутая проблема советского паркостроения в целом не дали возможности разработать содержание особых форм парков — лесопарков, тем более их архитектуру.
 
Отдельные проекты по-своему трактуют характер использования и архитектуру лесопарков. Парк им. Сталина в Москве (Измайлово) предлагает в своей лесопарковой части систему определенных прогулочных тематических маршрутов; лесопарк в Кашире строится на чисто оздоровительной работе с разнообразными видами обслуживания отдыха (туристские базы и т. п.).
 
Широкое развитие транспорта быстро увеличивает потребность в лесопарках; парк в Кашире уже начинает строиться. Необходимо теперь же вскрыть основные отличия содержания работы и архитектуры лесопарков.
 
За последние два года проектирование парков значительно отрешилось от своих ранних ошибок. Проекты разрабатываются с учетом местных природных условий, содержание парков становится более индивидуальным, архитектурная композиция старается использовать наследие садового искусства. Намечается даже известный перегиб — недостаточно критическое отношение к усвоению этого наследия (парк в Архангельске, Ярославле).
 
 
Москва. Облесенный овраг в парке им. М. Горького. Богатый рельеф замаскирован однообразной стеной зелени.
Москва. Облесенный овраг в парке им. М. Горького. Богатый рельеф замаскирован однообразной стеной зелени.
 
 
За эти два года отдельные парки начинают строиться по генеральному плану (ЦПКиО в Москве и Ленинграде, парки в Сталиногорске, Баку, на Украине). Появляются положительные примеры отдельных фрагментов парковой архитектуры. Но еще не развернуто капитальное строительство крупных сооружений, тогда как последние занимают одно из главных мест в разрешении проблем архитектурного образа нового парка.
 
 
Москва. Сохранение естественного пейзажа лесопарка в Сокольниках
Москва. Сохранение естественного пейзажа
лесопарка в Сокольниках
 
 
ІІ*
____________
* Раздел разработан при участии арх. М. П. Коржева.
 
В настоящее время можно только наметить пути искания архитектурного образа парка. Задачи социалистического реализма в искусстве поставили перед архитектурой парка задачу выявления ее органической основы — живой природы. Синтез природы и искусства, приведение их к полному гармоническому единству — исходный момент определения архитектурного образа парка.
 
Архитектура парка — это архитектура, построенная в условиях и на данных живой природы, это архитектура зелени, солнечного света, водных зеркал; это архитектура больших масштабов и пространств. Различные сочетания зеленых насаждений, их состав и размещение на плане, характер водных поверхностей и разностей рельефа, распределение светотени, общий колорит пейзажа — все эти условия своим общим комплексом создают доминирующий характер пейзажа, его естественный архитектурный облик.
 
 
Москва. Обогащенный водой пейзаж в Ленинском парке
Москва. Обогащенный водой пейзаж в Ленинском парке
 
 
При больших масштабах парковых территорий архитектурный облик определяется и характером прилегающих территорий. Однако архитектура парка не должна итти по линии подчинения природной среде, а должна вскрыть ее основу, определить законы ее изменения и обогащения.
 
Качества основных элементов архитектурного облика играют различную роль в образовании природной среды.
 
Рельеф создает основную архитектонику пейзажа, членит пространство, замыкая и раскрывая его, создает богатство планов и видовых точек, активизирует поверхность и создает контрасты светотени. Как планировочный материал, рельеф при ярко выраженных свойствах (овраги и т. п.) является слабо изменяемой величиной и в значительной степени определяет планировочную структуру парка.
 
Разности рельефа могут быть чрезвычайно разнообразно и выгодно использованы: выделением видовых точек с размещением сооружений, террасированием склонов, оформлением их камнем, падающей водой или обработкой газоном и зеленью.
 
Пересеченный ландшафт с меняющимися и разнообразными перспективами, хотя и связывает планировочное решение, зато чрезвычайно обогащает архитектуру парка. Парк можно проектировать и на холмистых, и овражных территориях, и на гористой местности. При слабо выраженном рельефе необходимо создавать его искусственными приемами (заглубление партеров, насыпи, выемки).
 
 
Берлин. Введение контрастной архитектуры сооружения в естественный пейзаж
Берлин. Введение контрастной архитектуры сооружения в естественный пейзаж
 
 
Зеленые насаждения составляют все многообразие парковой архитектуры, основную цветовую гамму пейзажа. Как архитектурный материал, составляемый из отдельных элементов с различными свойствами цвета, формы, фактуры, зеленые насаждения могут давать чрезвычайно разнообразные сочетания. Зелень, как живой материал, динамична во времени и легко поддается обработке, она в каждой своей единице (дерево, куст, цветок) «архитектурна» и требует только искусного размещения и сочетания.
 
Густые зеленые массивы с извивающейся лесной дорожкой или прорезанные стрелою аллеи, прозрачная зелень рощ, со свободно стоящими на газоне отдельными деревьями, групповые и единичные посадки, использующие индивидуальные качества каждого элемента, разнообразные типы аллейных посадок — характер всех этих приемов будет в значительной степени вытекать из природной основы территории. Бесконечно разнообразно могут решаться открытые пространства парка — в виде лужаек, полян с газонами или цветущими многолетниками, строгих цветочных партеров. Выбор тех или иных приемов должен осуществляться в определенной системе, сохраняющей известное архитектурное единство и цельность планировки.
 
Вода является основным декоративным элементом пейзажа. Всегда подвижная, с меняющимися отражениями и фактурой, вода обязательна в архитектуре парка.
 
Большие водные поверхности с необозримыми горизонтами или с развернутой панорамой противоположного берега, трасса реки с меняющимися кадрами берегов естественно притягивают к себе композиционные узлы планировки; небольшие озера, пруды с естественными очертаниями берегов или четко обрисованные зеркала бассейнов и каналов размещаются на территории парка отдельными декоративными пятнами. Вода достигает максимального эффекта в бьющем и падающем состоянии (фонтаны, каскады, естественные водопады). Здесь, в сочетании со скульптурой и сооружениями, вода создает богатейшие декоративные комплексы.
 
Архитектура парка не статична. Она изменяется и в течение дня, а по различным сезонам года ее цветовая и световая гаммы преображаются совершенно. Изменение направления и силы солнечного света перестраивает пейзаж, вызывая новые планы, новый рисунок деталей, иные соотношения освещенных и затененных предметов.
 
Совершенно иной характер приобретает архитектура парка при ночном, искусственном освещении, что создает возможности для перестройки существующих или создания новых архитектурных композиций.
 
Различные времена года, сохраняя все разнообразие дневной динамики света, придают архитектуре парка новые качества.
 
Зимой в средней полосе зеленые насаждения теряют свое цветовое значение; богатство летнего и осеннего колорита, все разнообразие деталей поверхности заменяется новым архитектурным элементом — снегом, основным зимним фоном. Это вводит новые соотношения цвета и фактуры в зимнем парке. Более бедный по колориту и разнообразию деталей парк требует особо тщательного подбора архитектоники деревьев и делает особенно ответственным силуэт и окраску парковых сооружений. Зимой пространство парка как бы расширяется, скрадываются разности рельефа; вместо живописной цветовой гаммы — острый графический рисунок.
 
И в другие времена года облик парка чрезвычайно меняется. Декоративные свойства отдельных видов зелени связаны с определенным периодом года: сменность цветения, изменение окраски осенью — все требует учета при подборе ассортимента. Каждый сезон парк находится в различных архитектурных условиях среды как в целом, так и в отдельных частях территории: изменяется архитектурный облик территории; меняются метод и формы работы парка по сезонам и по времени дня; необходимо, чтобы изменение режима учитывало динамику природных изменений. Методологические установки работы парка в течение всего года должны быть обеспечены полноценной архитектурой парка для каждого сезона.
 
Наконец, динамика архитектуры парка сказывается и на протяжении его строительства: расширяется территория, изменяется по мере непрерывного роста характер зелени. Композиция парков должна быть законченной и в целом и по частям и должна учитывать изменения высотности зелени.
 
Архитектура парков строится на использовании и обогащении природных условий, образующих специфический архитектурный облик. Характер этого использования — превращение естественной среды в систему архитектурную — будет определяться одновременно и тематическим содержанием парка. Различное сочетание композиционных приемов, принципов свободной и геометрической разбивки, характер и рисунок отдельных элементов и деталей создают архитектурный профиль парка. Архитектурно-планировочный профиль парка будет решаться архитектурным замыслом, определяющим доминирующие планировочные элементы, соотношение и масштабы частей, рисунок дорожки, площади, водоема, зеленого массива, всей композиции в целом.
 
Каждый парк должен иметь свой архитектурный профиль, складывающийся одновременно и из тематики деятельности парка, и из локальных природных условий и положения парка в планировочной системе города. Эти три фактора находятся в постоянной диалектической зависимости друг от друга; определенные виды деятельности парка вызывают соответствующее решение архитектурной среды; размер парка и его положение в плане города влияют на определение его культурно-политического содержания и планировки; наличие же особых природных данных предполагает развитие тех или иных форм работы и допускает только определенные композиционные приемы.
 
Тенденции архитектурного облика территории не всегда совпадают с тематикой и содержанием работы парка. Иногда можно принять в основу композиции парка доминирующие признаки его архитектурного облика, иногда же приходится их перестраивать. Зачастую природные условия предопределяют содержание работы парков.
 
Территории массового пользования требуют геометрической планировки, с широкими аллеями, крупными масштабами частей, с большими открытыми площадями, что плохо укладывается на пересеченную местность с густым зеленым массивом.
 
Прохождение через парк городских магистралей, размещение в нем общегородских сооружений делают парк массовым и снижают удельный вес форм оздоровительной работы. Развитию последней и созданию обстановки тихого отдыха будут содействовать богатые природные условия, зелень, вода, обработанные пейзажными формами планировки, которые сохраняют естественную среду.
 
Весьма часто эти факторы противоречат друг другу, и задача архитектора — определить доминирующий фактор и найти средства, компенсирующие невыполнимые требования других условий в остальных элементах зеленой системы города. Так, центральный парк на Ленинских горах в Москве (проект) находится в значительном подчинении общегородским планировочным условиям, но одновременно обладает чрезвычайно богатым сочетанием естественных условий, что определило и его тематический профиль: декоративный парк массового использования. Архитектура же его, как чисто городского парка, содержит элементы парадной и регулярной планировки в сочетании с пейзажными приемами.
 
 
Петергофские фонтаны
Петергофские фонтаны
 
 
В Сталиногорском парке решающее значение придано было организации полного комплекса ПКиО, что привело к нарушению естественного облика зеленого массива.
 
Парк в Воронеже и парк им. Сталина в Москве являются примерами доминирующего значения природной среды; в содержании превалируют прогулочно-оздоровительные формы, архитектура выдержана в плане естественного пейзажа. Проект парка на Крестовском острове в Ленинграде пошел по линии полного подчинения физкультурному разделу: вместо парка — грандиозный физкультурный комбинат. Практика показала, однако, что тип демонстрационного стадиона является инородным организмом в планировке парка.
 
Пример удачного подчинения архитектуры парка естественному облику дает парк в Баку. Полноценный архитектурный ансамбль создается строительством всего комплекса в целом. Но до сих пор объекты планировки, концентрирующие новое социалистическое содержание, используют старые здания или осуществляются в виде временных сооружений с ограниченными возможностями архитектурного ансамбля.
 
Архитектура парковых сооружений отлична от городской застройки и находится в органическом единстве с зеленым ансамблем. При разнообразных видах деятельности парка трудно (но обязательно) сохранение единства стиля всей парковой архитектуры. На территориях массового пользования необходимо соединять сооружения в отдельные ансамбли, сокращая их количество. Малые формы архитектуры парка также должны быть выдержаны в единых архитектурных приемах, и только в отдельных случаях (на изолированных участках) допускается совершенно отличная архитектурная деталь — беседка, павильон, мостик.
 
 
Алма-Ата. Облик гористой местности при сочетании камня и высокой зелени
Алма-Ата. Облик гористой местности при сочетании
камня и высокой зелени
 
 
Комплекс природных условий, кроме зрительно-пространственного восприятия, создает и определенное эмоциональное впечатление. Последнее имеет решающее значение в образовании архитектурного образа. Теоретики садового искусства определяют целый ряд различных архитектурных парковых жанров — «смеющийся», «монументальный», «живописный». История пейзажной живописи убедительно выявляет эмоциональное воздействие пейзажа: героическая репрезентативность природы у Лорэна, бурный и драматический реализм Рейсдаля, утонченная романтика Гюбер-Робера, тихая лирика пейзажей Левитана. Каждый из них — выразитель идеологии своей эпохи. В наших условиях эта эмоциональность должна быть построена, конечно, в разрезе совершенно иной тематики и идеологии.
 
Тематическим элементом, по форме своей усиливающим архитектурно-планировочный образ парка, является скульптура. До сих пор ее тематика в строительстве парков чрезвычайно случайна; в проектной практике можно указать лишь на один пример одновременного замысла литературной идеи и архитектурного образа (парк Химкинского водохранилища, Москва). Однако известно по историческим примерам (Версаль, Петергоф), насколько выразительна скульптура в передаче определенных идей.
 
 
III
 
Рассматриваемые ниже проекты парков не являются примерами положительной парковой архитектуры, но они иллюстрируют различные природные условия парковых территорий и возможности их использования в архитектуре. В них можно проследить, как архитектурный облик территории трансформируется или сохраняется в планировке. Поэтому анализ этих проектов строится в разрезе данного положения, не затрагивая архитектурно-планировочной трактовки парка в целом.
 
 
Воронеж. Проект планировки парка. Генплан (арх. М. П. Коржев и М. И. Прохорова. Госзеленстрой)
Воронеж. Проект планировки парка. Генплан (арх. М. П. Коржев и М. И. Прохорова. Госзеленстрой)
 
 
Парк в г. Воронеже. Архитекторы М. П. Коржев и М. И. Прохорова (Госзеленстрой, 1934 г.). Характерный пример овражного парка. Природная основа территории — интересный по очертаниям тальвег, с превышениями рельефа, доходящими до 30 м, с богатыми и разнообразными насаждениями. Склоны оврага постепенно раздвигаются, и тальвег переходит в холмистый луг. Разности рельефа создают разнообразные видовые точки; контрастное освещение склонов. Данные условия в своем естественном состоянии представляют богатую архитектурную основу, во многом определяющую композиционное решение. Площадь парка — 150 га. Богатый рельеф и ценные насаждения определили архитектурный профиль парка, как естественного пейзажа; но по местоположению парк является одновременно общегородским, предназначенным для обслуживания массового посетителя, и поэтому планировка включает отдельные крупные архитектурные комплексы. Последние развиваются в ритмическом порядке по склону оврага и подчиняются естественной композиционной оси тальвега.
 
В контрасте пейзажной трактовки зеленого массива эти отдельные фрагменты и композиционная ось парка построены в геометрической разбивке, различной для каждого вида деятельности (физкультурный сектор, детский), с нарастающим значением чисто пейзажных моментов. Последние получают свое центральное завершение в виде огромного зеркала воды с естественными очертаниями, запроектированного на базе использования большой водосборной площади оврага.
 
В целом архитектура подчинилась природной основе, но подчеркнула естественную архитектонику тальвега, обогатила его водными устройствами, парковыми сооружениями и обработкой зеленого массива. Принятый принцип композиции логично задуман и осуществлен в проекте; хорошо использован рельеф, возможности обводнения; детально проработана архитектура зелени. Объем и содержание секторов легко укладываются на территорию. Не проработана архитектура отдельных секторов, не выявлено принципиальное отличие их в планировке. Архитектура плана каждого сектора не образует достаточно четких ансамблей. Верный по замыслу спуск в овраг запроектирован в виде чрезмерно монументальной лестницы, не гармонирующей с общим характером плана.
 
 
Сталинград. Проект планировки парка. Генплан (арх. М. П. Коржев и А. С. Коробов. Госзеленстрой)
Сталинград. Проект планировки парка. Генплан (арх. М. П. Коржев и А. С. Коробов. Госзеленстрой)
 
 
Парк в г. Сталинграде. Архитекторы М. П. Коржев и А. С. Коробов (Госзеленстрой, 1933 г.). Территория этого парка также относится к овражным, но овражно-степным, с менее богатыми естественными условиями. На ней нет зелени, склоны оврага обнаженными слоями обрываются к протекающей по тальвегу речке. Зато чрезвычайно живописно строение самого оврага, где в виде нового архитектурного качества выступают его цвет и фактура; южное солнце придает поверхности богатый колорит. Общая площадь парка 300 га.
 
Проект, подчиняясь условиям рельефа, берет композиционной осью дно тальвега; но в отличие от воронежского проекта, основные объекты размещены здесь по дну его, причем композиционная ось разбивается на ряд отдельных планировочных фрагментов, объединяемых лентой реки.
 
Вся зелень сосредоточивается отдельными оазисами, создавая только рамку для отдельных объектов. Склоны же оврага включаются как декоративный фон и, при тяжелых почвенных условиях, сохраняют свой естественный степной облик.
 
В целом композиция недостаточно учитывает условия живописного рельефа. Рельеф механически геометризируется, что вызывает излишние земляные работы и противоречит природным условиям территории.
 
Особенно спорны необходимость и принятое расположение стадиона, который, являясь одним из композиционных центров, становится препятствием в дальнейшем развитии композиции. Ведущим элементом архитектуры должен быть рельеф, колоритные склоны оврага, а не зелень. По количеству последняя не нарушает архитектуры склонов, но по рисунку она случайна и не подчеркивает богатства рельефа. Композиционное движение по тальвегу не имеет своего начала и завершения.
 
 
Архангельск, Проект планировки парка. Генплан (арх. И. М. Петров, М. Г. Соколов и Байков, Госзеленстрой)
Архангельск, Проект планировки парка. Генплан (арх. И. М. Петров, М. Г. Соколов и Байков, Госзеленстрой)
 
 
Парк в г. Архангельске. Архитекторы И. М. Петров, М. П. Соколов и А. И. Бойков (Госзеленстрой, 1935 г.). Этот парк является типичным примером того, как скудные природные условия совершенно перестраиваются планировкой.
 
Северная полоса — унылая равнина с травянистой тундровой растительностью. Бесконечная горизонталь берега, господствующий рассеянный свет создают бледный архитектурный облик. Площадь парка 230 га.
 
Проект совершенно меняет лицо парка. Парадная композиция с богатой деталировкой; широкие аллеи, хорошо укладывающиеся на равнину; разнообразный рисунок всех элементов. Вся планировка обращена к реке, как основной видовой картине. Незначительная высота каменной гряды усиливается размещением на ней сооружений и высокой зелени.
 
Так как парк является районным и несколько оторванным от города, то здесь сетевое значение парка могло вызвать и менее парадные приемы планировки в целом. Симметрия плана является по логике планировочных подходов искусственной и говорит о нарочитом желании создать грандиозный архитектурный ансамбль. Дворцовый характер композиции не увязывается с содержанием деятельности парка и его положением в плане города; можно даже опасаться, что слабое рассеянное освещение этой географической полосы не даст полноценного восприятия масштабов этого ансамбля.
 
В целом планировка отличается достаточной проработанностью плана и единым стилевым характером, но обусловливающие этот характер исторические приемы композиции применены вне связи с содержанием работы социалистического парка. Архитектура плана не пошла по линии творческих исканий, а искусственно создалась из готового ассортимента планировочных приемов.
 
 
Ижевск. Проект планировки парка. Генплан (арх. А. С. Коробов. Госзеленстрой)
Ижевск. Проект планировки парка. Генплан (арх. А. С. Коробов. Госзеленстрой)
 
 
Парк в г. Ижевске. Арх. А. С. Коробов (Госзеленстрой, 1935 г.). Природные условия этой территории содержат в себе богатейшие возможности для архитектуры. Открытый солнечный склон с значительным падением рельефа, обращенный к огромному водоему и обрамленный стеной темного соснового леса, образует собой развернутую панораму со стороны города. Площадь парка 100 га.
 
Сохранение контраста лесной и открытой территории, обработка склона террасами, спускающимися к воде и завершенными крупными сооружениями, правильно задуманы для данной территории, но в проекте недоработаны. Создание куска искусственной природы для строгого и однообразного облика сосновых лесов Приуралья в данном случае вполне оправдано и уместно в разрезе культурно-политического значения центрального парка столичного города республики.
 
В данном решении архитектор пытается раскрыть невыявленные качества рельефа, обогащая его приемами террасирования. В то же время он правильно ориентирует всю планировку на воду. Массовые мероприятия концентрируются на террасах, в лесной части с пейзажной планировкой размещается прогулочная зона. Несколько недоработаны само композиционное построение и рисунок деталей, которые даже нарушают основной принцип композиции.
 
Вся композиция носит следы супрематических построений, присущих проектированию парков в период 1930—1932 гг.; нет закономерного соподчинения деталей, но дано их механическое соединение. Стадион, включенный по необходимости, не связывается с лесной частью парка и основными его магистралями. Зелень, как и другие элементы планировки, имеет чисто графическое построение. Излишняя формалистическая «изобретательность» в рисунке привела к искажению правильно задуманной идеи. Планировка страдает также перегруженностью сооружениями, особенно в открытой его части.
 
 
Тула. Проект планировки парка. Генплан (арх. М. И. Прохорова. Госзеленстрой)
Тула. Проект планировки парка. Генплан (арх. М. И. Прохорова. Госзеленстрой)
 
 
Парк в г. Туле. Арх. М. И. Прохорова (Госзеленстрой, 1934 г.). Природные условия не служили определяющим моментом планировки; к последним должны быть отнесены, во-первых, нахождение парка в зоне городского окружения, во-вторых, размещение в парке общегородского дома культуры и, наконец, геометрическая планировка существующего зеленого массива (в северной части). Площадь парка 150 га.
 
По новой планировке этот парк стал центральным, общегородским. Ровный рельеф, отсутствие богатой зелени и большое количество массовых мероприятий определили планировочный профиль с доминирующей геометрической парадной композицией, вводя лишь отдельные пейзажные мотивы по длине прудов. Замкнутая композиция (центр, круговая аллея) обусловлена конфигурацией участка и размещением входов со всех сторон.
 
Планировка перенасыщена сооружениями, выделено недостаточно территорий для тихого отдыха. Геометрия основного костяка, подсказанная планировкой существующего массива и подходами к парку, могла бы быть смягчена решением прудов в пейзажном характере, а не с жесткими очертаниями берегов. Недостаточно проработан композиционный центр-площадь и не выявлена специфика архитектуры отдельных секторов. В организации партера не учтены реальные масштабы в сторону преувеличения.
 
 
Ярославль. Проект планировки парка. Генплан (арх. Е. А. Юрьев. Госзеленстрой)
Ярославль. Проект планировки парка. Генплан (арх. Е. А. Юрьев. Госзеленстрой)
 
 
Парк в г. Ярославле. Арх. Е. А. Юрьев (Госзеленстрой, 1935 г.). Архитектура этого парка построена на использовании существующих на его территории искусственных водоемов. Поскольку ранее существовавшие пруды создавали типичный образец голландского, несколько барочного характера планировки, проект предусматривает частичную реставрацию этого образца, используя композиционные приемы исторических парков. Площадь парка 50 га.
 
Районное значение требует размещения всего комплекса ПКиО; отдельные мероприятия располагаются на композиционных осях, связывающих между собой систему водных зеркал.
 
Небольшие размеры территории и ее разрозненность привели к планировочной системе, построенной из отдельных замкнутых в себе планировочных фрагментов, находящихся в статическом равновесии. Планировка хорошо использует архитектуру водных зеркал; решение интересно по богатству архитектуры и рисунку деталей. Но в целом планировка создает ложный архитектурный образ, подчиненный реставрационным тенденциям плана. Новое содержание искусственно вложено в композиционное решение. Например, детский сектор решен в духе декоративной распланировки итальянского сада. Не оправдана для парка районного значения излишняя пышность рисунка и количество декоративных пятен. Освоение архитектурного наследия не нашло творческого критического претворения.
 
Из приведенных примеров видно, что в практике паркостроения еще не достаточно полно используются природные условия. Архитектура советского парка еще не нашла своего полного выражения, но намечаются известные тенденции в использовании отдельных регулярных и пейзажных приемов композиции, в зависимости от тематики деятельности и природной среды. В каждом из приведенных примеров использование этих приемов различно. Однако это не должно создавать впечатления, что архитектура советского парка строится на смешении стилей — английского пейзажного и французского регулярного. Речь может итти только об использовании отдельных приемов, без повторения основных признаков этих стилей.
 
При геометрической разбивке аллей и площадей массового пользования отпадает, конечно, подчинение всей планировки одной оси, возглавляемой одним сооружением — дворцом, противопоставленным пространству парка и довлеющим над ним. Социалистический парк содержит целый комплекс равноправных крупных сооружений, предназначенных для обслуживания различных потребностей посетителей; сооружения не противопоставлены парку, а наоборот, непосредственно переносят свое содержание на его территорию. Планировка наших парков включает систему композиционных центров с разнообразной архитектурной трактовкой; каждый сектор должен иметь свое планировочное выражение.
 
Пейзажные приемы планировки применяются для зон прогулочных и отдыха. Кривая дорожка, групповое размещение зелени, разнообразные меняющиеся перспективы — наиболее соответствуют спокойному отдыху. Но размещение в пейзаже отдельных сооружений, преследующих чисто живописные задачи с известным романтическим толкованием, теряет свой смысл. Взамен руин и гротов ставятся сооружения с определенным содержанием, связанным с общей темой парка. Излишняя романтика и сентиментализм пейзажного стиля заменяются здоровым, радостным ощущением естественной красоты природы.
 
Следует указать, что проекты, пытающиеся найти новые планировочные приемы, не доводят их до четкой архитектурной выразительности. Большинство же хорошо проработанных решений все же построено на заимствовании исторических приемов. Если планировочные композиции в целом начинают справляться с созданием больших планировочных ансамблей, то недостаточно проработанной остается архитектура отдельных деталей.
 
 
Москва. Естественный пейзаж с включением воды
Москва. Естественный пейзаж с включением воды
 
 
Различное содержание отдельных видов работ не нашло своего архитектурного выражения, недостаточно прорабатывается архитектура зелени.
 
В композициях головных участков намечается чрезмерная насыщенность декоративными устройствами. Планировка ПКиО, допуская создание больших декоративных ансамблей, все же не должна носить чопорного характера дворцовых парков.
 
Функциональное размещение объектов парков уже выработало определенные системы районирования (последовательное размещение секторов — Воронеж, Сталинград; центральное развитие — Тула), но еще остается чрезмерное насыщение парковыми мероприятиями с преувеличенными масштабами.
 
Не прорабатывается одновременно с планом архитектура сооружений, которая в парке совершенно неотрывна от решения плана.
 
Комплексное проектирование, включающее разработку архитектуры зданий, в основном содержащих новое социалистическое содержание работы парка, значительно ускорит процесс нахождения архитектуры каждого сектора и парка в целом.
 
 
Москва. Пейзаж в одном из парков
Москва. Пейзаж в одном из парков
 
 
Совершенно естественно, что лесопарки будут характеризоваться доминирующим значением естественной среды. Большие размеры территорий будут определять их композицию в виде системы разобщенных комплексов, разбросанных в естественной оправе зеленых массивов. Поскольку лесопарки будут развернуты на базе естественной среды, архитектура последней будет строиться на готовом материале природных условий; но это не исключает возможности и необходимости (в некоторых случаях) создания лесопарков и вне существующих зеленых массивов.
 
В настоящее время только приступлено к осуществлению генеральных планов, и выдвинут серьезный вопрос об очередности строительства. Парки будут строиться в течение нескольких десятков лет; при разработке проектов основное внимание уделяется всему решению в целом, без учета того, что первые годы строительства, являясь этапом генерального плана, должны создавать более или менее законченные архитектурные ансамбли. Разрыв же генплана с первой очередью строительства приводит к кустарному ее решению (Ижевск).
 
Практика строительства допускает (а иногда и требует) временных мероприятий, и осуществление последних в капитальном строительстве является трудной, но необходимой задачей.
 
Проектирование парков требует сложного комплекса знаний. Архитектор-проектировщик должен владеть искусством построения пространственных комплексов больших масштабов, построения сложных объемных композиций, владеть законами изменения природной среды; отсюда необходимость знания архитектуры и биологии зелени, инженерии водных устройств и обработки рельефа. Архитектор должен владеть всеми средствами декоративного искусства и архитектурой малых форм.
 
Организуя территорию парка, как место совершенно новых форм коллективного общения и отдыха, архитектор должен изучать и знать методологию работы парка и его социальную сущность, должен выявлять архитектурное лицо парка в разрезе его новых социальных задач.
 
Творческий процесс архитектора начинается с первых стадий проектирования, с изучения территории, предназначенной для строительства парка, с точек зрения ее архитектурных качеств и технических возможностей. Завершением, а иногда и значительным этапом всего процесса является перенесение проекта в натуру. Здесь, как ни в одной другой области строительства, необходимо непосредственное участие автора проекта, особенно в случаях реконструкции зеленых массивов.
 
«Зеленый кирпич» — не стандартный материал, и никакая степень детальной разработки проекта не выявит его архитектурных качеств, которые могут быть раскрыты только в реальной обстановке строительства.
 
Наступивший этап советского паркостроения — это этап реального строительства по очередям генерального плана, когда в конкретных формах парковых ансамблей будет выявляться новый архитектурный образ парка.
 
Дальнейшее развитие строительства парков требует архитектуры высокого качества и должно итти по пути решения следующих задач:
 
1) уточнения и доработки социального содержания парковой работы в разрезе комплекса ПКиО и лесопарков, работы, преодолевшей в своем развитии ряд ошибок и загибов, но в основном стоящей на верном пути;
 
2) создания архитектуры парка на базе общих задач социалистического реализма в искусстве, выявляя в парковой архитектуре сущность ее органической основы — живой природы и всей динамики ее изменений, отвергая тенденции формализма, упрощенчества и эклектики;
 
3) повышения мастерства проектирования и строительства с критическим освоением всего богатого исторического наследия садового искусства;
 
4) разрешения проблемы очередности паркостроения, чтобы каждая очередь представляла собой законченную архитектурную композицию;
 
5) решения архитектуры парка в плане создания больших декоративных ансамблей, решаемых средствами синтетического искусства, элементы которого будут связаны общим тематическим планом.
 
Тематика изобразительного искусства, общая архитектура парковых ансамблей, новое социалистическое содержание работы — эти моменты должны полноценно решить архитектурный образ советского парка, не найденный еще окончательно до настоящего времени.
 

5 августа 2017, 21:46 0 комментариев

Добавить комментарий

Партнёры
Алюмдизайн СПб
СОЦГОРОД
АО «Прикампромпроект»
Pine House Corporation
Копировальный центр «Пушкинский»
Компания «Вентана»
Джут