наверх
 
Удмуртская Республика


А. Э. Гутнов, И. Г. Лежава. Некоторые предпосылки формирования перспективной системы расселения. 1973

Обновлённая концепция НЭР для всемирной выставки в Осаке, 1970 г.
Обновлённая концепция НЭР для всемирной выставки в Осаке, 1970 г. Источник: ilya-lezhava.livejournal.com
 
 
В 1973 году в сборнике «Город и время» (Стройиздат, 1973) были опубликованы две футурологические концепции — модели системы расселения населения в будущем. А. Иконников и К. Пчельников выдвинули модель кинетической системы расселения в виде чередования концентрированных очагов урбанизации и открытых пространств естественной среды. Мы уже публиковали материалы кинетической системы расселения. Ниже мы предлагаем вашему вниманию статью А. Э. Гутнова и И. Г. Лежавы о перспективной системе расселения, в основе которой лежит НЭР (Новый Элемент Расселения)*. НЭР — концептуальное футуристическое направление в градостроительстве, повлиявшее на развитие современного градостроительства, и послужившее основой практических проектов (реконструкция Арбата и Столешникова переулка в Москве). Три стадии НЭР экспонировались на всемирных архитектурных выставках. Тема НЭР развивается вплоть до настоящего времени (проект «Сибстрим»). Часть иллюстраций из статьи заменены на аналогичные, но более высокого качества фотографии из публикаций Ильи Георгиевича Лежавы на ilya-lezhava.livejournal.com.
____________
* Впервые в целостном виде направление НЭР было представлено в издании «Новый элемент расселения: на пути к новому городу» (Стройиздат, 1966), авторы: А. Гутнов, И. Лежава, А. Бабуров, Г. Дюментон, С. Садовский, З. Харитонова.
 
 
 

А. Гутнов, И. Лежава. Некоторые предпосылки формирования перспективной системы расселения // Город и время / Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры (Москва); Институт основных проблем пространственной планировки (Варшава). — Москва : Стройиздат, 1973. — 302 с., ил. — С. 273—287.

 

НЕКОТОРЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ПЕРСПЕКТИВНОЙ СИСТЕМЫ РАССЕЛЕНИЯ

А. Гутнов, И. Лежава

 
Вопрос о том, какая система расселения будет предпочтительнее в ближайшем будущем, — предмет непрерывных дискуссий широкого круга специалистов, занимающихся вопросами градостроительства. В данной статье излагается точка зрения на эту проблему, выработанная коллективом архитекторов НЭР (НИИТИ, Москва) в результате нескольких лет совместной работы¹. В этом предложении система расселения рассматривается как совокупность трех взаимосвязанных компонентов: зоны производства, зоны восстановления (селитьба, отдых), а также системы центров, регулирующих и направляющих развитие обеих этих зон. В будущем, по нашему мнению, пространственное разделение этих зон будет усиливаться, а формальное их выражение индивидуализироваться. Это не значит, однако, что в зоне жилья не будут встречаться элементы, которые могут быть отнесены к сфере производства, и, наоборот, в производство перестанут проникать элементы жилья и обслуживания. Напротив, такое проникновение, очевидно, будет со временем увеличиваться. Однако внутри каждой зоны все дополнительные процессы подчинятся одному главному, который и определит основные принципы ее пространственной организации.
____________
¹ В коллективе НЭР работали архитекторы А. Гутнов, И. Лежава, А. Бабуров, И. Бельман, И. Лунькова, Е. Русаков, С. Садовский, В. Скачков, А. Скокан, С. Телятников, Н. Федяева, З. Харитонова, В. Юдинцев, социолог Г. Дюментон.
 
Причина подобного расслоения кроется в активной пространственной несовместимости масштабов роста и временной изменяемости перечисленных зон.
 
Жилая среда. В 40—50-е годы многочисленные разработки, касающиеся структуры обслуживания жилья, привели к относительной ясности в решении вопросов потребительского обслуживания жилой среды. В результате этого в последнее десятилетие усилился интерес к вопросам пространственной организации жилых ячеек и возможностей их сочетания в сверхплотные пространственные системы.
 
Большинство современных предложений рассматривает жилую ячейку как изолированную капсулу, вмещающую в себя, как правило, одну семью. Этот дом-капсула может быть расположен либо на земле, либо на «полках» огромных высотных мегаструктур.
 
От примитивных в этом плане предложений — домов из объемных элементов, где ячейки являются автономными только на стадии строительства, через частично мобильные жилые структуры японских метаболистов Курокава, Кикутаке, Ояма мы приходим к мобильным системам типа ранних работ группы «Арчиграм»: Майкла Вебба, Моргана, Шибуйя. Наконец, последние работы Ги Ротье, Шарля Барбери, Грина, Майкла Вебба показывают, что жилая ячейка начинает трактоваться как совершенно автономная система, никак не связанная с каким-либо определенным местом.
 
В основе этих предложений лежит доктрина мобильного расселения. Тяга современного человека к переездам, рост спроса на трайлеры, появление стоянок с возможно полным техническим обслуживанием (как в курортных местах, так и у предприятий), готовность фирм к серийному выпуску моделей мобильного жилища, меняемого людьми каждые два-три года, — все это рассматривается многими современными социологами и архитекторами как признаки активного формирования мобильной системы расселения.
 
Свойственны ли эти признаки жилой среде как таковой или это лишь один из путей внедрения в жизнь индустриального жилища? Несомненно, такие виды деятельности, как интенсивное освоение новых земель, добыча ископаемых, отдых, работа в сельском хозяйстве и некоторых отраслях промышленного производства, требуют высокоразвитой системы передвижного жилья и обслуживания. Здесь найдут применение и летательные аппараты, совмещенные с жилой капсулой, и трайлеры, и вездеходы, и просто сборно-разборные или надувные жилища.
 
Однако на этой основе едва ли будут формироваться основные типы жилья. Такое жилище используется человеком, как правило, временно и в основном для сна. Жилая структура будет приспособлена для человека, живущего в активном деловом режиме, не имеющего больших резервов времени для отдыха и «личной» жизни вне активной общественной деятельности. Очевидно, такие жилые ячейки не могут рассматриваться как универсальные элементы зоны восстановления.
 
Большинство известных сейчас в мировой архитектуре поисковых проектов распространяет мобильный принцип на все без исключения виды жилых ячеек и их ассоциаций. Улучшение существующей системы жилища они видят в том, что человек, во-первых, сможет, повинуясь любой прихоти, изменить место своего обитания, и, во-вторых, это перемещение с места на место он будет совершать в ячейке, оснащенной ультрасовременными сервисными механизмами.
 
Хотя система расселения включает в себя как один из элементов мобильное жилье, весь комплекс проблем сохранения и развития культуры общества едва ли может быть решен на такой основе.
 
На протяжении столетий история градостроительства свидетельствовала о совершенствовании таких типов автономных жилых единиц, как эллинистический и средневековый город, которые обеспечивали полный цикл восстановления и насыщенность социальной жизни, а также высокоразвитую систему общения.
 
Попытки сформировать полноценную жилую единицу в современных условиях массового индустриального строительства привели к созданию микрорайона. В практике западного строительства в основу микрорайона была положена идея средневекового города с базарной площадью, ратушей, церковью и сравнительно небольшой численностью населения (5—10 тыс. человек).
 
Тем самым формула средневекового города была механически переведена на современный язык. Получилось — торговый центр, офис, церковь. Вместо городских стен — автомобильные дороги, вместо гарнизонной казармы — школа. Однако, несмотря на то, что эта попытка касалась уже структуры города и имела ярко выраженную социально-пространственную основу, микрорайонная система просуществовала недолго. Современный торговый центр был только торговым, тогда как средневековая площадь служила главным образом центром общения и развлечения. Ратушу — гражданский центр городской общины — трудно сравнивать с безликим офисом. Церковь средневековья была единственным местом в городе, где простой человек мог в сжатом виде получить представление об архитектуре, живописи, скульптуре, музыке, а современная церковь — лишь мертвая оболочка отжившей догмы.
 
В практике советского градостроительства размеры и структура микрорайона определяются рациональным кооперированием различных видов бытового и общественного обслуживания. Микрорайонный центр, по существу, служит потребительским центром и не способен реально активизировать социальную деятельность и многосторонние контакты населения. На практике он не стал структурно организующей единицей селитьбы.
 
Теоретические вопросы, разрабатываемые архитектурной группой, являются попыткой вернуть расселению масштабную единицу, сохранив при этом все завоевания динамизма. Опять появляется некий центр, формирующий вокруг себя селитьбу, однако за основу этого центра берется не потребительский, а развитый культурный общественный центр.
 
В определении структуры и мощности такого центра решающую роль играет общение людей по интересам. Его цель — удовлетворение и развитие природных склонностей, расширение кругозора, всестороннее совершенствование человека. Основные формы — лекции, семинары, систематические курсы (по типу университетов культуры), обсуждения, беседы, индивидуальная и кружковая самодеятельность, информация о достижениях науки, техники, искусства.
 
Общение по интересам уже сейчас представляет собой реальную потребность. Эта потребность не может быть удовлетворена в полной мере из-за недостатков пространственной организации такого типа деятельности в системе случайно рассредоточенных, разномасштабных сооружений. Общение по интересам требует создания централизованных комплексов типа клуба, охватывающего основные сферы познания и жизнедеятельности общества и включающего хранилища информации, выставки, лаборатории, аудитории, залы, помещения для занятий, специальное оборудование и т. д.
 
Такой комплекс может полноценно функционировать и быть рентабельным только на уровне достаточно больших скоплений населения — порядка 100 тыс. человек.
 
Общение по интересам перерастает рамки обычного потребления и становится формой общественно полезной творческой активности. Оно в большей степени, чем любой другой вид непроизводственной деятельности, определяет широту взглядов, готовность к социальным контактам, отсутствие предубеждений и провинционализма, т. е. все то, что мы связываем со специфической функцией городской жизни, — завершенность социального организма и развитие культурных традиций.
 
Поэтому именно клубный комплекс — центр общения по интересам — становится ядром основной структурной клетки селитьбы — нового элемента расселения (НЭР), тем общественным центром, вокруг которого в радиусе пешеходной доступности группируется 100-тысячная жилая оболочка (рис. 1, 2, 3).
 
 
Новый элемент расселения. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Население 100 тыс. человек. Диаметр не превышает 3 км. Схема
Рис. 1. Новый элемент расселения. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Население 100 тыс. человек. Диаметр не превышает 3 км. Схема
1 — городской центр; 2 — парковая зона; 3 — жилые ячейки; 4 — спортивная зона; 5 — центр общения; 6 — школьный комплекс; 7 — коммунальная зона; 8 — детские учреждения
 
 
Подобный центр имеет сложную структуру. Он включает в себя различные функциональные зоны: зрелищно-развлекательную (кафе, рестораны, зрительные залы, кинотеатры, клубы, спортивные площадки), информационно-познавательную (библиотеки, лектории, мастерские, стадионы, специализированные клубы) и экспериментальную (лаборатории, спецзалы и т. д.). В отделах представлены основные группы клуба интересов (наука, искусство, техника и спорт), причем каждый из отделов включает перечисленные выше три функциональные зоны. С центром связаны общеобразовательные и специальные школы.
 
 
Новый элемент расселения. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Макет
Рис. 2. Новый элемент расселения. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Макет
На переднем плане — многоярусная ячеистая жилая структура с развитыми пешеходными связями, ведущими в центр общения
 
 
Поселения с такими центрами (НЭР) станут основой зоны восстановления в широком смысле этого слова. В них будет рождаться, воспитываться, обучаться и повышать свой интеллектуальный и физический уровень основная масса населения. Они будут активно стимулировать создание культурных ценностей. Это будут своеобразные «клетки расселения», отвечающие за «воспроизводство» полноценного человека.
 
Места приложения труда. Основой зоны производства служит транспортная артерия, неудержимо притягивающая к себе людей и предприятия, так как широкая возможность перемещений резко стимулирует производственную и деловую активность.
 
Уже сейчас жгут скоростных магистралей — символ будущего производства, когда не один завод, а десятки заводов, районы добычи и сельского хозяйства, центры науки и управления, транспортные узлы и аэродромы будут связаны магистралями в единое гигантское предприятие. Это — зона науки, эксперимента, совершенствующегося производства.
 
Как правило, срок морального и материального износа объектов, расположенных в этой зоне, весьма невелик. Изменяемость — основа их существования. Не потому ли современные города, выросшие в полном подчинении производству, требуют непрерывных перестроек, столь губительных для консервативного в принципе жилища.
 
 
Новый элемент расселения. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Макет
Рис. 3. Новый элемент расселения. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Макет
Центр общения имеет сложную пространственную структуру и состоит из тесно переплетающихся «человеческих» пространств — залов, дворцов, пешеходных путей и т. д.
 
 
Сегодня структура производственных комплексов и зон, которая начала складываться стихийно еще на заре «промышленного века», в большинстве случаев не отвечает требованиям времени. Предприятия распылены на гигантских территориях агломераций вперемежку с жилыми и зелеными зонами. Они не имеют, как правило, резервных зон, сдерживающих естественные процессы их развития, и лишены эффективных и недорогостоящих связей между собой, в результате чего целесообразная в принципе кооперация производства становится невозможной. Разумная и экономически выгодная организация мест приложения труда — актуальная задача, стоящая перед архитекторами и градостроителями сегодня.
 
Два типа деятельности человека — труд и восстановление затраченной энергии — всегда разделены в пространстве. Шло время, менялись способы их пространственной взаимосвязи. Рабочее место ремесленника находилось в его доме. Первый этаж — мастерская, над ним — жилые комнаты. Два десятка ступеней отделяли в ту пору жилье от производства.
 
Концентрация производства вызвала к жизни фабрику. Около нее селились рабочие. Лестничный марш превратился в несколько сотен метров. Процесс обособления жилища и его отделения от производства неуклонно продолжается по мере того, как растут масштабы и уровень производства и повышается квалификация рабочего.
 
Сегодня человек живет на расстоянии нескольких километров (а то и десятков километров) от того места, где работает, и преодолевает это расстояние с помощью скоростного транспорта. Уже не дом, не фабричный поселок, а город объединяет в себе зоны приложения труда и жилые пространства. Однако степень концентрации и масштабы производства по-прежнему растут, а наши требования к комфорту жилища неуклонно повышаются. Рамки традиционных представлений о городе оказываются слишком тесными для того, чтобы каждый из этих процессов совершался не в ущерб другому. На смену чересполосице жилых и промышленных зон, не позволяющей в полной мере использовать преимущества скоростного транспорта и обеспечить высокие качества жилья, придет, очевидно, связь комплекса предприятий с группой жилых единиц в системе нового типа градостроительных образований. Пространственная дифференциация жилья и производства должна быть реализована на новом уровне формирования жизненной среды человека.
 
Можно предположить, что принципы четкой дифференциации и органической взаимосвязи основных функциональных зон (производство, селитьба, коммуникация) должны играть важную роль при определении структуры перспективного расселения.
 
Основная единица материального производства представляется нам как промышленный комплекс, включающий в себя систему взаимосвязанных взаимодополняющих производств. «Головку» такого комплекса образует местный производственный центр.
 
В рамках промышленного комплекса последовательно обособляются три зоны:
  • управление, научно-исследовательские и проектно-конструкторские отделы;
  • экспериментальные и не полностью автоматизированные производства;
  • полностью автоматизированные цеха.
 
Каждая из этих зон характеризуется определенным отношением числа людей, занятых в производстве, к используемой производственной площади. По мере приближения к «головке» плотность работающих резко возрастает и достигает наибольшей величины в деловом центре, расположенном обычно у скоростной магистрали.
 
В структуру местного делового центра, помимо административных и исследовательских комплексов, входят КВАР¹. В данном случае — это гостиницы и отдельные разбросанные жилые ячейки для людей, тесно связанных с производственными процессами (рис. 4).
____________
¹ КВАР — комплексы временного активного расселения.
 
 
Научный комплекс. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Макет
Рис. 4. Научный комплекс. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Макет
На переднем плане — исследовательские институты, КВАР, далее лаборатории и экспериментальные площадки
 
 
Развитие сельских районов идет по пути создания аграрно-промышленных комплексов на основе производства и промышленной переработки продуктов сельского хозяйства. Такие зоны имеют структуру, в своей основе аналогичную промышленной зоне:
  • управляющая и исследовательская «головка»;
  • комплексы предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции;
  • зоны сельскохозяйственных угодий с низкой плотностью трудового населения.
 
Скоростная транспортная связь позволит расселить значительную часть населения, занятого в сельской производственной зоне, в близлежащих НЭР¹, а также в системе временных (полевые станы, поселки) и постоянных (фермы, усадьбы) КВАР.
____________
¹ НЭР — новый элемент расселения.
 
Подобную же структуру могут иметь в некоторых случаях зоны добычи полезных ископаемых.
 
Картина перспективного расселения, однако, будет неполной, если она не включит в себя развитую структуру центров, осуществляющих функции управления и связи в системе расселения. Центры предлагается условно разбить на три группы: деловые, восстановительные и кооперированные. Деловые центры — места, связанные в первую очередь с производственной деятельностью, будь то все виды профессионального общения, управление производством, наука, эксперимент. Центры восстановления организуют деятельность, связанную с «воспроизводством» человека в широком смысле этого слова, т. е. с передачей опыта новому поколению, восстановлением его физических и нервных ресурсов, растраченных в процессе производства (отдых, образование, все виды потребления и общения в непрофессиональной сфере). В некоторых случаях эти функции накладываются друг на друга и возникают совмещенные, т. е. кооперированные центры.
 
По значимости и, следовательно, по размерам сферы влияния деловые, восстановительные и кооперированные центры можно условно разделить на три класса — местные (или первичные), специализированные и столичные (рис. 5).
 
 
Иерархия центров в системе линейно-центрового расселения
Рис. 5. Иерархия центров в системе линейно-центрового расселения
1 — местный центр восстановления;
2 — местный производственный центр;
3 — специализированный центр восстановления;
4 — специализированный производственный центр;
5 — столичный центр;
А — пешеход;
Б — транспорт
 
 
Местные центры имеют чисто локальное значение. Местные деловые центры чаще всего представляют собой административный и научный комплекс по управлению группой территориально связанных промышленных предприятий или даже одного крупного предприятия. Сфера влияния такого центра определяется скоростью общественного транспорта на линии «центр — селитьба» и максимально допустимыми потерями времени на ежедневное перемещение по этому маршруту. Если принять в качестве предела этой величины 30 мин. (в один конец), то при коммерческой скорости общественного транспорта порядка 50 км/ч радиус влияния местного центра составит 15—30 км.
 
Местный центр восстановления — это описанный выше центр НЭРа, обеспечивающий отдых, развлечение, формирование личности, разнообразные социальные контакты, поступление информации, обучение и воспитание человека. Радиус влияния такого центра 1—1,5 км. Оптимальная нагрузка 100 тыс. чел.
 
Кооперированные местные центры встречаются относительно редко. Таким центром можно считать, например, научно-образовательный комплекс — университетский городок, так как он служит местом активной трудовой деятельности и в то же время осуществляет функцию восстановления.
 
Специализированные деловые центры осуществляют функции управления производством в масштабе целой отрасли. Специализированные центры восстановления (спортивные, культурно-исторические, культурно-зрелищные, лечебно-курортные центры, центры отдыха и т. п.) обеспечивают самый высокий уровень потребления в одной из сфер восстановления. Сфера влияния таких центров распространяется на десятки и сотни километров по руслу расселения, в пределах 1—3-часовой поездки на скоростном транспорте. Специализированные деловые центры часто имеют в своем составе автономные восстановительные комплексы, т. е. являются, по существу, кооперированными центрами.
 
Столичными можно назвать центры, которые сосредоточивают комплексное управление производством и полный комплекс восстановительной деятельности в масштабах относительно самостоятельных участков расселения — областей или экономических районов. Почти всегда деловая и восстановительная функция объединяются в структуре кооперированного столичного центра, который размещается на пересечении важнейших коммуникаций, т. е. в одном из узлов сетки расселения, и распространяет свое влияние на территорию в радиусе нескольких сотен километров.
 
Связь центров в единую систему осуществляется с помощью различных видов скоростного транспорта.
 
Магистральный скоростной общественный транспорт (рельсовый) используется для переброски людей и грузов на линиях «производство — производство» и «селитьба — производство»; общественный транспорт — для связей типа «селитьба — селитьба», «селитьба — зона отдыха», для поездок из центров в жилые комплексы сельских зон и зон добычи полезных ископаемых; индивидуальный транспорт (автомобиль, вертолет, катер) — для связей типа «селитьба — природа», для туристских и деловых маршрутов, не совпадающих с маршрутами общественного транспорта; стратегический транспорт (государственная система межрайонных железнодорожных, судоходных, воздушных линий и автострад) — для дальних грузовых и пассажирских перевозок.
 
Линейно-центровое расселение. Теперь попытаемся описать целостную картину системы расселения, которую мы условно называем линейно-центровой (рис. 6).
 
 
Схема функционального зонирования территории в системе линейно-центрового зонирования
Рис. 6. Схема функционального зонирования территории в системе линейно-центрового зонирования
1 — трасса расселения;
2 — русло расселения;
3 — долина расселения;
4 — бассейн расселения
 
 
Скелет системы образуют трассы — мощные, охватывающие все виды коммуникаций, каналы связи. Трасса — зона движения. Она включает в себя магистрали скоростного транспорта (грузового и пассажирского), линии передач энергии, трубопроводы, магистральные каналы инженерных коммуникаций.
 
Трасса — это дорога, которая стимулирует появление активности в любой точке, в которую она «приходит», доставляя туда энергию, сырье, готовую продукцию, это связь с миром. Она является основной артерией, которая питает отдельные промышленные и сельские зоны, объединяет их в сбалансированный комплекс экономического района. Направление трассы отражает сложившиеся связи района и определяет перспективы его дальнейшего освоения.
 
Зона шириной 2—4 км по обе стороны вдоль трассы образует русло расселения. Здесь размещаются сооружения и комплексы, предназначенные для деятельности, связанной с интенсивным обменом людьми и информацией: отраслевые научные и административные центры, местные центры по управлению производством, специализированные научно-исследовательские и проектно-конструкторские организации, некоторые виды экспериментальных и не полностью автоматизированных производств, связанные с разработкой и внедрением новой технологии и оборудования, культурные, развлекательные, спортивные, образовательные и другие центры.
 
Развитые комплексы, тесно связанные друг с другом и с инженерными сооружениями трассы, превращают русло расселения в единую систему сооружений, которая непрерывно тянется на десятки километров. Русло расселения — зона экономической и культурной активности, концентрирующая основные места приложения труда, притягивающая к себе людские и материальные ресурсы целого экономического района.
 
Русло — это сердцевина более широкой (порядка 10 км от оси трассы) полосы, долины расселения, являющейся зоной преимущественного размещения селитьбы, в которой сосредоточены все виды деятельности, связанные с «восстановлением» и «воспроизводством» человека. Участки селитьбы чередуются в долине с открытыми пространствами естественных заповедников, лесопарков, сельских зон, территорий, непригодных для использования, а также с зонами комплексного автоматизированного производства.
 
За пределами долины расселения лежат обширные территории, которые так или иначе включены в орбиту экономических или культурных связей района: сельскохозяйственные и резервные промышленные зоны, зоны добывающей промышленности, зоны отдыха, естественные угодья и участки нетронутой природы. Это — бассейн расселения — зона, в пределах которой сказывается доминирующее влияние русла.
 
Каждой из перечисленных функциональных зон расселения соответствует определенный уровень освоения территории — от полностью искусственно организованной, «машинной» среды трассы — до нетронутого естественного ландшафта бассейна. Расселение образует вокруг трассы район, плотность которого падает по мере удаления от трассы.
 
Развиваясь вдоль трассы, расселение образует линейно-центровую систему — сетку с поперечником ячейки порядка 200—400 км, которая относительно равномерно ложится на карту экономического района и страны. Ареалы промышленных зон развиваются вдоль по руслу или перпендикулярно ему, выходя на русло своими «головками», т. е. наиболее человекоемкими предприятиями и комплексами. Исключение составляют районы добычи сырья и сельскохозяйственные зоны, которые могут быть удалены от русла и связаны с ним особыми транспортными магистралями. Долины расселения должны включать в себя подавляющее большинство населенных мест. Только малая часть населения будет проживать на значительном удалении от русла (рис. 7).
 
 
Фрагмент сетки расселения. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Расстояние между узлами сетки порядка 200 км
Рис. 7. Фрагмент сетки расселения. Проект НЭР для «Триеннале» (1968 г.). Расстояние между узлами сетки порядка 200 км.
Темные сгущения на русле обозначают местные и специализированные центры. В долинах можно различить отдельные НЭР
 
 
Таким образом, линейно-центровое расселение концентрирует активно используемые человеком участки транспорта в ограниченных пределах долин расселения и тем самым создает условия для сохранения природного ландшафта на значительной части осваиваемой территории.
 
Главное отличие предлагаемой линейно-центровой системы расселения от классических линейных схем заключается в том, что в ней принцип параллельного развития функциональных зон реализуется лишь на уровне самых крупных градостроительных образований и никак не означает прямого сближения (например, в пределах пешеходной доступности) мест приложения труда и жилья. О непрерывности развития, как о существенной характеристике любой классической линейной планировочной схемы применительно к линейно-центровой системе расселения, можно говорить, рассматривая ее только в масштабах экономического района, страны, континента. Однако, даже на этом уровне, повышенная концентрация населения, естественно возникающая в местах пересечения русел — узлах сетки, — заставляет предположить существование качественных скачков в развитии расселения, связанных с формированием и активным организующим влиянием подобной концентрации, и тем самым исключает представление о полной непрерывности развития.
 
На уровне более детального исследования в масштабе города или агломерации расселение рассматривается как система различных по классу и назначению центров, которые организуют аморфную ткань жилых, производственных и всех прочих сооружений и пространств в более или менее ограниченные, имеющие относительно автономную внутреннюю структуру образования.
 
При этом линейно-центровое расселение в полной мере обнаруживает черты прерывно развивающейся системы. Определение состава, типа, масштабного уровня и характера взаимосвязей различных центров, формирующих расселение, становится ключевым моментом исследования или проектирования любого участка системы расселения.
 
Предлагаемая система линейно-центрового расселения представляет собой попытку осознать объективные тенденции развития расселения, упорядочить процессы, происходящие в реальной действительности. По существу, такая система в какой-то мере сложилась и продолжает складываться в условиях развитых промышленных стран и, в частности, на некоторых территориях нашей страны.
 
Так, магистрали Москва—Горький или Москва—Ленинград с множеством тяготеющих к ним промышленных зон и населенных мест — это сложные зоны интенсивного освоения, прообразы долины расселения. Осуществление необходимых мероприятий по упорядочению взаимосвязей этих зон и селитебных районов и снятие искусственных ограничений, мешающих рассматривать каждый подобный участок как часть единой системы расселения, позволят резко повысить эффективность использования пространственного сближения производства, улучшить условия жизнедеятельности большого числа людей, правильно организовать восстановительные циклы, избежать ошибок и дублирования в новом строительстве, значительно более полно использовать ресурсы прилегающего района, предохранить от разрушения естественный ландшафт и, наконец, определить объективную основу последующего развития данной территории.
 
Таким образом, главная мысль, которая лежит в основе идеи линейно-центрового расселения, — это разделение и диалектическая связь двух областей деятельности — производства и восстановления.
 
Два начала — машина и человек, два типа искусственной среды, два мира пространственных образов, контраст которых выражен наиболее полно в моделях русла расселения и НЭР.
 
Русло расселения — арена экономической и культурной активности, зона непрерывных изменений — открытая структура.
 
НЭР — место «восстановления» и «воспроизводства» человека, устойчивый архитектурный организм — закрытая структура.
 
Речь идет не о том, чтобы противопоставить абсолютно гибкие схемы застывшим и жестким. Вероятно, русло будет иметь большое число неизменяемых элементов, и многое будет подвержено изменениям в НЭР. Главное заключается в том, чтобы разделить и сочетать в единой системе относительно неустойчивые и относительно устойчивые элементы, которые в большей или меньшей степени подвержены изменениям.
 
В одном случае изменения элементов допускают количественный рост и полное качественное перерождение объекта. В другом случае область изменений ограничена, они носят характер выбора и приспособляемости в рамках заданного диапазона значений. С одной стороны, — поиск, эксперимент, мутация; с другой, — обмен веществ, совершенствование, обогащение и развитие традиции.
 
Осмыслить эту неоднородность искусственной среды, научиться различать ее и находить принципиальное соотношение того и другого начала для любого объекта от района расселения до жилой ячейки — значит определить область и меру активного организующего влияния человека на формирование жизненной среды, вернуть архитектуре на новом уровне утраченный ею реальный масштаб человека.
 
Концепция линейно-центрового расселения — только шаг на этом долгом и трудном пути.
 

 

 

[Дополнительные иллюстрации по проекту НЭР для миланской «Триеннале», 1968]

Источник: ilya-lezhava.livejournal.com
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968. Фрагмент макета НЭР из пластилина
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968. В основу концепции положено два начала: город НЭР и русло расселения.
К руслу примыкают исторические города
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968. Фрагмент транспортной трассы. Макет из пластилина
 
 
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
Проект НЭР для миланской «Триеннале», 1968
 
 

10 декабря 2017, 18:44 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ALFRESCO
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Архитектурное бюро «РК Проект»
АО «Прикампромпроект»
Джут