наверх
 
Удмуртская Республика


Собко Н. П. 25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882 г. — С.-Петербург, 1882

25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882  25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
 

25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882 г., содержащий более 250 фотолитографий, воспроизведенных гг. Скамони и Честермэном большею частию с оригинальных рисунков художников, с приложением 160 биографических заметок о художниках на основании сведений, сообщенных ими самими = 25 ans de l'art Russe (1855—80) : Catalogue illustré de la section des beaux-arts à l'exposition nationale de Moscou, en 1882 / Составил Н. П. Собко. — С.-Петербург : Издал М. Боткин, 1882. — XVI, 75, XI, 160 с., ил.

 

25 лѣтъ русскаго искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталогъ художественнаго отдѣла Всероссійской выставки въ Москвѣ, 1882 г., содержащій болѣе 250 фотолитографій, воспроизведенныхъ гг. Скамони и Честермэномъ большею частію съ оригинальныхъ рисунковъ художниковъ, съ приложеніемъ 160 біографическихъ замѣтокъ о художникахъ на основаніи свѣдѣній, сообщенныхъ ими самими = 25 ans de l'art Russe (1855—80) : Catalogue illustré de la section des beaux-arts à l'exposition nationale de Moscou, en 1882 / Составилъ Н. П. Собко. — С.-Петербургъ : Издалъ М. Боткинъ, 1882. — XVI, 75, XI, 160 с., ил.

 
 

ПРЕДИСЛОВИЕ.

 
Много хлопот и издержек потребовал настоящий каталог, и без М. П. Боткина, который не пожалел средств на его осуществление, он, может быть, так и не появился бы на свет, хотя иллюстрированные каталоги художественных выставок и не новость у нас, как и за границей. Почин в этом деле принадлежит французам. Еще в 1808 г. живописец Ландон стал издавать в Париже подобные каталоги, где, помимо снимков с произведений, выставлявшихся в Лувре каждые два года, он помещал также и снимки с других новых работ французских художников, которые не попадали почему-либо на выставки. К своим каталогам он прилагал кроме того описания всех важнейших произведений, обзоры выставок и некрологи художников, умерших в промежутки времени между двумя выставками. На своем веку он успел издать 8 таких каталогов (в 1808, 1810, 1812, 1814, 1817, 1821, 1824 гг.), то в двух, то в одном томе, да после его смерти Антоний Беро выпустил в свет еще 4 (в 1827, 1831, 1833, 1834 гг.), в виде продолжения Ландоновских изданий. Но все эти каталоги заключали в себе снимки не автографические, т.-е. сделанные не самими художниками, а посторонними рисовальщиками и граверами; к тому же снимков этих было очень немного в каждом каталоге (от 60 до 130 штук), в сравнении с той массой произведений (от одной до двух тысяч), какая фигурировала на Парижских выставках; только формат снимков был очень удобный — в 8-ку.
 
После того иллюстрированные каталоги выставок появляются в Милане в 1837—40 гг., с гравюрами на меди в мал. 4-ку, очень, впрочем, немногочисленными, и наконец редакция издания „La France littéraire“ выпускает в 1840 г. иллюстрированный каталог Парижской годичной выставки, содержащий в себе 40 литографий с рисунков самих художников, но в формате, довольно неудобном для каталога, а именно в 4-ку. Затем я не знаю других изданий такого рода до 1865—1870 гг., когда появляется „Album Boetzel“. Издатель этого альбома, Бётцель, был гравер на дереве и издавал свои иллюстрированные каталоги Парижских выставок без текста, с гравюрами на дереве, исполненными им самим и другими французскими мастерами с оригинальных рисунков самих художников. Но у него было еще менее снимков, чем у Ландона и Беро́, а именно по 50 штук в году, и формат был очень уж неудобен — в мал. продолг. лист.
 
Надо сказать, что в то время не было еще в употреблении всех тех механических способов воспроизведения, какие теперь в ходу. Способы, примененные Ландоном и Бётцелем, были очень медленные и довольно дорогие — у одного гравирование на меди (хотя правда и очерком), у другого — на дереве. Каталоги их не могли обладать качествами, особенно необходимыми для такого рода изданий — скоростью появления в свет и дешевизною в продаже; оттого они и не получали слишком большого распространения в публике.
 
То же замечание можно сделать и про наши попытки завести у себя подобные каталоги. Сперва „С.-Петербургская Артель Художников “ пробовала издавать в 1869—70 гг. „Художественный автограф выставки в Имп. Академии Художеств“, состоявший большею частию из оригинальных рисунков самих художников, воспроизведенных путем обыкновенной литографии. Снимков тут помещено было довольно много — более чем по 100 штук в году, на 350—380 произведений, бывавших на академических выставках того времени, и они обнимали собою не только живопись и скульптуру, как во французских каталогах, но и рисунки и архитектуру. Только формат был еще более неудобный, чем даже у Бётцеля, и способ воспроизведения был все еще не такой быстрый, как нынешние механические. Затем „Товарищество передвижных выставок“ выпустило в 1873—74 гг. два иллюстрированных каталога своих ежегодных выставок, с гравюрами крепкой водкой, исполненными отчасти самими художниками. На каждый год приходилось по 27—28 снимков, что вполне соответствовало численности произведений на самих выставках — от 45 до 70 №№; формат листов, на которых было размещено иногда по нескольку картинок, был также не особенно велик — в малую 4-ку; но самый способ воспроизведения был крайне медленный и не позволявший получать большого количества оттисков, так что издание это сделалось редкостью тотчас же после появления своего на свет.
 
Первый, кто применил механические способы воспроизведения к иллюстрированным каталогам выставок, это англичане. Ровно 7 лет тому назад, в 1875 г., Генри Блэкбёрн издал в Лондоне первый свой каталог академической выставки, со снимками, воспроизведенными помощью фототипии или цинкографии и отпечатанными в тексте. Сперва у него было очень немного иллюстраций — всего 40, в следующем году уже свыше 100, потом до 150 (на 700—800 картин, бывавших на выставках), и притом большею частью с оригинальных рисунков самих художников. Кроме каталогов академических выставок, он издавал еще такие же каталоги разных галлерей и специальных выставок, как напр.: Кенсингтонского музея в 1877 г. (с 70 снимками), Национальной галлереи в 1877—78 гг. (в двух частях, с более чем 240 снимками), акварельной выставки Дёдлей в 1878 г. (с более чем 60 снимками), Гровеноровской галлереи с 1878 г. (с 60 и более снимками ежегодно), и все это в удобном формате — в 8-ку и чрезвычайно дешево — всего по шиллингу за книжку. Изданный им же на двух языках иллюстрированный каталог английского художественного отдела на Парижской всемирной выставке 1878 г. обратил на себя всеобщее внимание, и с тех пор подобные каталоги стали появляться периодически и во Франции, и в Германии.
 
В Париже их стал издавать Ф. Г. Дюма еще в 1879 г. В первом же году у него было помещено более 100 снимков с оригинальных рисунков самих художников, да в прибавлении еще столько же, итого 200 слишком иллюстраций (на 3,000 картин, бывших на выставке). В следующем году цифра снимков возросла у него до 370 (когда и самое число выставленных живописных и скульптурных произведений увеличилось до 4,700 №№): из них самому Дюма принадлежало опять 200 штук, а остальные 170 — другой компании, которая предприняла было издание другого такого же каталога, но потом соединила свое предприятие с предприятием своего конкурента. На третий год у Дюма было уже 350 снимков (на 3,000 слишком произведений, бывших на выставке), да в прибавлении к 1880—81 гг. набралось у него до 170 штук. В нынешнем году он собрал еще более снимков — до 400 штук (на 3,800 почти произведений, бывших на выставке). В начале Дюма печатал снимки тоже в тексте, как англичане, но на второй же год увидал все неудобство этой системы, так как приходилось или рисункам ждать текста, или тексту рисунков, и стал печатать каждую часть отдельно. Снимки он помещал теперь в случайном порядке, по мере поступления их в его распоряжение, хотя и находил, что размещение их в том порядке, в каком помещаются самые произведения на выставках, — еще удобнее, чем даже размещение в алфавитном порядке имен художников. В нынешнем году, кроме издания Дюма, появился еще другой подобный же каталог, выпущенный Бернаром и заключающий в себе 250 иллюстраций, тоже с оригинальных рисунков самих художников. Затем в Париже появляется уже четвертый год однородное издание Эно, но с фотогравюрами, которых впрочем немного в томе — штук по 40, и более дорогое, чем издания Дюма и Бернара. Издания Дюма, стоющие в продаже от 3½ до 7½ франков, расходятся в громадном количестве экземпляров и первые года сделались уже редкостью, так что продаются теперь гораздо дороже и перепечатываются вновь. Ободренный успехом своего предприятия, Дюма предпринял и другие издания подобного рода. Так он изготовил иллюстрированный каталог Бельгийской художественной выставки за 50 лет (1830—80), с 200 снимками, и такие же каталоги галлерей Люксенбурга, с 150 снимками, и Лувра, с 400 снимками.
 
В 1881 г. стали издавать подобные каталоги и в Берлине, но только с иллюстрациями, отпечатанными в тексте, как в английских изданиях; в первом же году было здесь 188 снимков (на 1,000 произведений, бывших на выставке).
 
Предпринимая свое издание, я имел в виду по преимуществу каталоги Дюма, только нам пришлось увеличить несколько формат книги, не выходя впрочем из пределов 8-ки, так как у нас являлось более сложных вещей, чем у него, не допускавших слишком большого уменьшения. Благодаря обязательному содействию г. управляющего Экспедициею Заготовления Государственных Бумаг, Ф. Ф. Винберга, и его товарища, И. А. Неннингера, мне удалось осуществить свою идею возможно скоро и дешево; иначе книга в 17½ печатных листов, с 250 иллюстрациями, никогда не могла бы стоить в продаже рубль или полтора, т. е. не дороже французских изданий.
 
Если не все снимки у нас одинакового достоинства, то в этом вина не наша. Со стороны гг. Скамони и Честермэна и их помощников употреблены были все усилия, чтобы снимки были как можно лучше, но спешность работы и жаркое время года мешали применять к ним разные способы воспроизведения, а обыкновенная фотолитография не могла передать одинаково всех рисунков, из которых многие требовали совсем иного. Но некоторые рисунки все-таки переделывались по нескольку раз и г. Скамони применял к ним разные способы воспроизведения, чтобы получить только удовлетворительные копии. Тут много зависело от того, что дело это у нас совершенно новое, не привычное, и большинство наших художников не имело еще случая ознакомиться со всеми требованиями фотолитографии. Однако после нескольких проб, те же самые художники тотчас же сознавали, что требуется от их рисунков для удачного фотолитографирования их, и дальнейшие опыты были уже гораздо лучше. Чтобы снимки выходили нежнее, была заказана бумага желтоватого тона, на которой все рисунки значительно выигрывали.
 
Без сомнения, при последующих изданиях такого рода, а надо надеяться, что и у нас заведутся наконец иллюстрированные каталоги ежегодных художественных выставок, все нынешние недостатки будут устранены. Вероятно в будущем подобные каталоги будут и составляться с меньшими затруднениями, чем теперь. А то нынче, многие художники, к которым нам приходилось обращаться с просьбами сделать наброски со своих произведений, или ничего не отвечали на наши приглашения, или присылали отказы, иногда очень поздно, мотивируя их то недосугом, то неимением нужных материалов, то тем, что самая идея каталога кажется им скороспелою, или сперва вызывались сделать рисунки, но потом так ничего и не доставили. Были и такие между ними, которые не дозволили даже заказывать рисунки с их произведений другим художникам и отказались сообщить свои биографические сведения, неизвестно уже по каким причинам. Между тем все это служило большою помехою: во-первых, часто приходилось ждать подолгу и по напрасну ответов; во-вторых, иногда оставлялось место для обещанных рисунков, а они потом не получались, и нужно было подыскивать что-либо другое для замены их. Благодаря последнему обстоятельству, мне пришлось в некоторых местах, правда очень немногих, уклониться от идеи дать публике исключительно снимки с автографов русских художников, и надо было прибегнуть к помощи существовавших уже гравюр, если уже поздно было заказывать новые рисунки с требуемых произведений, как заказывались нами рисунки с произведений умерших художников. Конечно, можно было бы избегнуть такого рода неудобства, если бы в начале мы стали печатать снимки в случайном порядке, как Дюма, но мы начали печатать их в алфавитном порядке имен художников, в том самом, в каком сами произведения исчислены в тексте. Я считал, что такой порядок будет более всего уместен в справочной книге, которая, за неимением у нас других изданий подобного рода, должна играть роль не простого иллюстрированного указателя Московской выставки, а иллюстрированной истории русского искусства за последние 25 лет.
 
Если, как я сказал выше, со стороны одной части художников были только помехи и затруднения нашему предприятию, то со стороны другой части их мы видели лишь искреннее сочувствие и просвещенное содействие. Как бы в противовес первым, нашлось не мало художников, и из самых крупных, которые с величайшей готовностью откликнулись на наш призыв и поспешили доставить нам не только по одному, но даже по нескольку рисунков. А были и такие, которые, кроме своих рисунков, исполняли еще и чужие. Не могу при этом не выразить особенной благодарности К. А. Савицкому и П. А. Ивачеву, равно как и моей сестре, за их дорогую для меня помощь в моем предприятии. Благодаря именно другой половине художников, у нас набралось в течение 4-х месяцев около 200 рисунков, только к сожалению некоторые из них пришли слишком поздно и не могли быть включены в каталог, — из них может составиться впрочем особое дополнение. В числе доставленных рисунков было не мало снимков и с таких произведений, которые не попали на выставку. Оставалось выбрать одно из двух: или строго ограничиваться снимками с произведений, выставленных в Москве, и лишиться многих хороших вещей, или же, помимо снимков с выставленных произведений, поместить снимки и с невыставленных, как это делал Ландон. Я предпочел последнее, особенно в виду того, что большинство таких произведений находится все же в Москве, если не на Всероссийской выставке, то в галлерее П. М. Третьякова, доступной всем и каждому. Я полагал, что публика нисколько не будет в претензии на нас за это, а чтобы не было никаких недоразумений, я везде поставил у таких произведений, и в тексте и на самых картинках, вместо №№ каталога — просто черточки, и кроме того обозначил на снимках, где находятся самые произведения.
 
Преследуя в своей книге более обширные задачи, чем требования обыкновенного иллюстрированного каталога выставки, я поместил в тексте, где мог, самые краткие биографические сведения о художниках, участвующих на выставке своими произведениями или в нашем каталоге своими рисунками, и обозначил в скобках года́, когда исполнены исчисленные произведения или когда они появлялись в первый раз на ежегодных выставках. Материалами для этого послужили мне данные, сообщенные мне самими художниками, отчасти еще в 1878 г., когда я составлял французский каталог русского художественного отдела на Парижской всемирной выставке, оставшийся, к сожалению, ненапечатанным, не по моей впрочем вине, отчасти в нынешнем уже году. Кроме того я пользовался данными, сообщенными о себе художниками В. Г. Шварцу (для каталога русского художественного отдела на Парижской всемирной выставке 1867 г.), Э. Я. Добберту (для „Всеобщего художественного словаря“ д-ра Мейера) и А. И. Сомову (для каталогов галлерей Имп. Академии Художеств), а также „Сборником материалов для истории Имп. Академии Художеств“ П. Н. Петрова, отчетами Академии и указателями ежегодных выставок. С моей стороны все было сделано для достижения возможной полноты, и не моя вина уж, если я не везде мог достичь этого.
 
В виду того, что в официальном указателе Московской выставки, алфавитный порядок не везде строго соблюден, а между тем для справочной книги он необходим, я решился восстановить его в некоторых местах; но так как при этом неизбежно нарушалась нумерация произведений, то я в подобных случаях делал ссылки, что такие-то нумера предшествуют таким-то или следуют за такими-то. В архитектурном отделе, где произведения размещены не в алфавитном порядке имен художников, а в хронологическом, нельзя было делать никаких перестановок, и потому я ограничился там приложением алфавитного указателя имен архитекторов, с краткими биографическими сведениями и со ссылками на нумера хронологического указателя.
 
Мне остается сказать несколько слов о размерах нашего издания по сравнению с иностранными изданиями такого же рода, и об особенностях его. Правда, у нас помещено всего 250 с небольшим снимков, вместо 350—400, как у Дюма, но эти 250 снимков приходятся менее чем на 1,000 произведений, а те 350—400 на 3, на 4 тысячи и более. Не лишним будет заметить здесь и то, что самые выставки наши по численности своей не могут идти в сравнение с французскими. У нас напр. за период времени с 1855 по 1881 г. включительно было на 20 академических выставках всего 6,200 с небольшим произведений (принадлежавших около 1,000 художникам), да на 14 выставках двух художественных обществ — „Товарищества передвижных выставок“ и „Общества художественных выставок“ — свыше 1,650 произведений (650 у первого и 1,000 у второго); если же не считать выставок 1855—1873, 1878, 1881 гг. (так как на первой фигурировали собственно произведения 1854 г., а на последних появлялись собственно не новые, а прежние произведения, предназначавшиеся на всемирные или всероссийские выставки) и выставок разных художественных обществ (как частные), то и того меньше, а именно около 5,000 произведении. В Париже напротив почти столько же произведений бывает ежегодно на одних официальных выставках. После этого, что же мудреного, что на Всероссийской выставке собралось всего около 870 №№, между тем как на всемирных выставках у одной Франции насчитывается не одна тысяча их.
 
Относительно нашего каталога я должен сказать еще, что у нас помещены отделы рисунков и архитектуры, которые отсутствуют во всех иностранных иллюстрированных каталогах, и прибавлены биографические сведения о художниках, тогда как у Дюма перечислены только произведения, бывшие на выставке, а у Блэкбёрна описаны лишь немногие из выставленных вещей. Одним словом, иностранные иллюстрированные каталоги служат только как бы дополнениями к официальным каталогам выставок, тогда как наш является совершенно самостоятельным трудом. Я хотел приложить кроме того краткий исторический обзор русского искусства за последние 25 лет, да хлопоты по изданию в продолжение 4-х месяцев, а потом болезнь, помешали мне осуществить эту задачу. Мне хотелось подвести в этом очерке итоги русской художественной производительности по материалам, представляемым ежегодными выставками последнего 25-тилетия; обозреть зародившиеся в недавнее время собрания русских художественных произведений; сказать хоть по нескольку слов о художниках, работы которых по тем или другим причинам не могли попасть на Московскую выставку и не могли быть воспроизведены у нас. Но теперь приходится отложить все это до другого раза. И без того уже наш каталог появляется поздно, — позднее, чем издает свои каталоги Дюма, имеющий возможность выпускать их к самому началу выставок и потом делать к ним прибавления, хотя не позднее английских каталогов, появляющихся во второй половине выставок.
 
Если публика отнесется сочувственно к нашему предприятию, то я надеюсь издать в будущем подобные же каталоги некоторых частных и общественных художественных собраний, для чего у меня имеются уже материалы, — разумеется, если не встретится препятствий со стороны лиц, которыя владеют этими собраниями или заведуют ими. Тогда составится целая галлерея русского искусства не только за последние 25 лет, но более чем за целое столетие. Сверх того я имею в виду выпустить при случае такие же каталоги и по царствованиям, т.-е. за Екатерининское, Александровское и Николаевское время. Я говорю все это условно, потому что, кроме больших хлопот, такие каталоги требуют и громадных издержек, а это слишком важная статья. Не возьмись так горячо за дело М. П. Боткин, не было бы, пожалуй, и настоящего первого опыта — издать в России сборник иллюстраций по возможности с лучших и важнейших художественных произведений за последнюю четверть века.
 
Н. С.
 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ.

 
ЧАСТЬ 1-я.
Предисловие.. I
Каталог:
отдела живописи.. 1
отдела рисунков.. 41
отдела гравюр.. 47
отдела скульптуры.. 50
отдела архитектуры.. 56
Дополнения.. 75
 
ЧАСТЬ 2-я.
Оглавление снимков.. I
Снимки:
отдела живописи.. 1
отдела рисунков.. 113
отдела скульптуры.. 129
отдела архитектуры.. 145
 

 

Примеры страниц

 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882  25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882  25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882  25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882  25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882  25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882  25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 
25 лет русского искусства (1855—1880) : Иллюстрированный каталог художественного отдела Всероссийской выставки в Москве, 1882
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 138 МБ).
 
 
См. также 2-е издание каталога, исправленное и дополненное.
 
 

31 января 2020, 21:52 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «Технология»
УралДомСтрой
Компания «Уралэнерго»
Фототех-Поволжье
ООО «АС-Проект»
Компания «Мир Ворот»
Джут