наверх
 
Удмуртская Республика


Степанов П. К. История русской одежды : Выпуск І. — Петроград, 1915

История русской одежды / П. К. Степанов. 1915  История русской одежды / П. К. Степанов. 1915  История русской одежды / П. К. Степанов. 1915
 
 

История русской одежды : Выпуск І / П. К. Степанов ; При просвещенном содействии: Н. И. Веселовского, С. Б. Веселовского, В. К. Мясоедова, А. В. Орешникова, С. Ф. Платонова, Н. В. Покровского, М. И. Ростовцева, Н. П. Сычева, В. К. Трутовского, Б. В. Фармаковского, И. А. Шляпкина ; Редактор-руководитель издания Н. Н. Сергиевский. — Петроград : Тип. Мин. Внутр. Дел, [1915]. — [8], 34 с., 15 л. цв. ил. : ил.

 

Исторія русской одежды : Выпускъ І / П. К. Степановъ ; При просвѣщенномъ содѣйствіи: Н. И. Веселовскаго, С. Б. Веселовскаго, В. К. Мясоѣдова, А. В. Орѣшникова, С. Ѳ. Платонова, Н. В. Покровскаго, М. И. Ростовцева, Н. П. Сычева, В. К. Трутовскаго, Б. В. Фармаковскаго, И. А. Шляпкина ; Редакторъ-руководитель изданія Н. Н. Сергіевскій. — Петроградъ : Тип. Мин. Внутр. Дѣлъ, [1915]. — [8], 34 с., 15 л. цв. ил. : ил.

 
 
В планируемой серии изданий «История русской одежды» вышел только один выпуск. В своей работе автор исследует вопрос об одежде на Руси в доисторический период. Костюм — это ансамбль, комплекс, в центре которого находится человек. Этот комплекс объединяет одежду, обувь, а также дополнительные предметы для оформления как одежды, так и частей тела, или  аксессуаров, а также косметику, прическу, грим. Под одеждой понимается набор  отдельных разновидностей покровов для тела (платье, рубаха, чулки и  т.д.). Костюм сочетает в себе практическую и эстетическую функции, помогая человеку организовать быт, труд и общение. Любой традиционный костюм, в том числе и древнерусский, не представляет собой чего-то статичного, застывшего. В процессе его складывания на протяжении веков на его облике сказывались изменения быта, социальной структуры, взаимосвязи и влияния различных народов. Большинство таких изменений оставило след в комплексе народного костюма в целом (появление новых элементов) или в различных компонентах (материале, покрое, орнаментах) и использовании (манера ношения). Все это делает традиционный костюм важнейшим источником для изучения происхождения этносов, их исторической  судьбы, культурных связей и контактов.
 
 

ВВЕДЕНИЕ

 
Древнейшие памятники человечества, история и сведения о современных нам диких племенах, обитателях стран с различными климатическими условиями, позволяющие судить о первобытном состоянии человека, — красноречиво свидетельствуют, что забота о внешнем украшении издревле составляла существенную черту жизни человека.
 
При несложных началах первобытной жизни, когда земля, с ее естественной культурой, не имела ценности и, подобно воздуху, являлась общим достоянием, — все богатство человека выражалось в личном убранстве и оружии. По мере восхождения человека на новые ступени культуры, подымались и его эстетические потребности, находя выражение в новых формах украшения. Благосостояние выражалось в богатстве наряда; власть имевшие отмечали ее отличительными знаками, только ей присущими; воин заботился о придании себе устрашающей внешности; охотник стремился слить свою одежду с окружающей его природой; печаль и радость находили выражение в том или ином своеобразном убранстве. Одежда, таким образом, служила показателем общественного положения, богатства, душевного состояния и других жизненных проявлений, а формы, в которые эти проявления облекались, являлись выразителем эстетических стремлений, позволяющих судить и об экономическом, и о культурном развитии народа. Поэтому знание одежды, свойственной данной эпохе и данному народу, имеет неоспоримое значение для искусства и для истории. Уже в Средние Века изучение одежды послужило на Западе предметом изысканий ряда ученых, художников, монахов, а в середине XVI в. Герберштейн, приезжавший послом германского императора в Россию, дал Западной Европе первые дошедшие до нас сведения*) о современных ему русских одеждах. В конце того же века, венецианский художник Cesare Vecellio, родственник знаменитого Тициана Вечеллио, дал в труде „Storia degli abiti antichi e moderni“ ряд интересных изображений русских одежд, если и не имевших абсолютного исторического значения, то, во всяком случае, представляющих интерес по тому вниманию, которое Запад уделял уже в те времена ознакомлению с нашей внешней жизнью.
____________
*) «Rerum Moscovitarum commenlarii». Вена. 1549. Лучш. русск. изд. Суворина. Петроград. 1908. Пер. Малеина. Записки о Московии.
 
Внимание это не ослабело и в XVII в. Более полные сведения и рисунки дали: Олеарий, издавший в 1647 г. описание своего путешествия через Москву в Персию**), настолько заинтересовавшее Запад, что оно было переведено на французский язык в Париже Wicquefort'ом в 1656—66 гг., и Мейерберг, бывший посланником при дворе царя Алексея Михайловича (1662—63 г.), пополнивший многие пробелы Олеария изобилием рисунков, изображающих русские одежды и обычаи.
____________
**) «Adam Olearii, Ausfürliche Beschreibung der kundbaren Reise nach Moscow und Persien». Лучш. русск. изд. Суворина, под заглавием: „Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно“. Пер. Ловягина. Петроград. 1906 г.
 
Дальнейшую иллюстрацию на Западе русская жизнь нашла себе в произведениях художников XVIII в., посещавших Россию*).
____________
*) Le Prince 1733—1781; Nordblin de la Gourdaine 1745—1830; Geissler — 1770; Atkinson и др.
 
Если в позднейшее время в России вопросу об истории национальной одежды было уделено так мало внимания, не следует удивляться тому, что в XVII в., когда Запад имел труды, определяющие культурную самобытность народа, мы не проявили интереса к истории своей внешней жизни. Поставленный в более счастливые климатические и культурные условия, руководимый гением своих художников, Запад давал жизнь чередовавшимся с невероятной быстротой новым формам, которые представляли обильный материал пытливому наблюдателю на протяжении его века развертывая перед ним обширную картину исторической эволюции одежды. Наша жизнь, протекавшая в иных условиях, в основу которых легли: благоговейное почитание обычаев предков, неразрывная духовная связь с прошлым и ревнивое оберегание от чуждого влияния Запада глубоко воспринятой вместе с христианством византийской культуры, — вылилась в постоянные формы, остававшиеся слабо измененными на протяжении веков и поэтому мало поддающиеся учету. Преобразования конца XVII в., коснувшиеся и одежды, отторгнувшие столь круто нашу жизнь от прежнего уклада, и усилия, приложенные к тому, чтобы забыть обычаи прошлого, естественно совершенно обессилили в те времена наше внешнее национальное самопознание.
 
Вопрос об истории русской одежды впервые был поднят в начале XIX в. президентом Академии Художеств А. Н. Олениным, предпринявшим в этой области некоторые изыскания. Практического значения, однако, эти изыскания не имели, отчасти вследствие недостатка в историческом материале, которым в полной мере обладает лишь современная археология, освободившая его из под вековых наслоений Земли или наслоений невежественных реставраций.
 
Большая заслуга в деле изучения нашей одежды принадлежит В. А. Прохорову, который наиболее полно собрал в одно целое и издал в начале 80-х гг. прошлого столетия „Материалы по одежде и обстановке жизни народной“, посвятив этому труду несколько десятков лет; к сожалению, смерть прервала его изыскания. Однако, этот ценный труд В. А. Прохорова не является ныне исчерпывающим историю нашей одежды, и многие памятники, богато запечатлевшие проявления нашей древней культуры, продолжают оставаться молчаливыми ее свидетелями.
 
К сожалению, изучение наших древних памятников, в которых таятся основы, позволяющие судить об истории нашей одежды, затрудняется их печальным состоянием: памятники эти пострадали не столько от времени, сколько от безжалостных человеческих рук и небрежности, лишившей нашу историю искусства многих жемчужин. О действительной красоте колорита большинства фресок, неоднократно „подновлявшихся“, мы, по некоторым уцелевшим фрагментам, можем лишь догадываться; достоверными в большей или меньшей мере можно считать лишь контуры, которые обыкновенно процарапывались острием в свежей штукатурке; о других же, ныне погибших или счищенных фресках мы можем иметь представление лишь по прорисям, если таковые оказались, по счастью, снятыми ранее. В несколько лучшем состоянии, за немногими исключениями, дошли до нас иконы. Более пострадавшими от времени оказались некоторые миниатюры, благодаря легко отделяющимся от упругой поверхности пергамента краскам. Части, добытые раскопками, не всегда могут быть восстановлены, но они ценны тем, что если не самостоятельно, то по сопоставлении с имеющимися другими данными, они могут служить для определения типа одежд.
 
Таким образом, состояние многих наших памятников не позволяет нам пользоваться ими для намеченной цели непосредственно в том виде, в каком они дошли до нас, а требует более глубокого освещения, определенного выражения их, заставляя отказываться от всего сомнительного и пользоваться лишь строго проверенными данными. В этих целях является необходимым восстановлять недостающие, но сохранившие следы первоначального существования части, с трудом подмечаемые неопытным глазом, воспроизводить, для большей наглядности, окрашенными прорисями скульптурные, резные, давленые или иные изображения, часто, вследствие примитивной их обработки и выветренной или стертой поверхности, сливающие отдельные части представленных на них одежд.
 
Но если путем кропотливого изучения нашей исторической одежды мы все же можем определенно судить о ней по дошедшим до нас памятникам: фрескам, иконам, миниатюрам и т. д., то вопрос о возникновении одежды доисторической Руси, в которой должны лежать основы последующих форм, представляется более сложным. Многовековой путь отделяет нас от доисторических времен, много народов, расселяясь из своей общей прародины, приносили с собой веру, закон, особый социальный строй, один народ сменялся другим, более сильным, но каждый прибой человеческой волны приносил в общую сокровищницу нашей земли новый дар. Если по общей совокупности всех этих вкладов мы лишены возможности воссоздать полную картину доисторических времен, то для нашей задачи весьма ценно уже и то, что мы можем отыскать в них первые основные и характерные элементы нашей одежды, украшений, следы нашего быта. И какими далекими ни казались бы нам древние обитатели нашей земли: Скифы, Сарматы и другие народности, как бы ни были спорны гипотезы об отношении к ним позднейших племен Славян, в вопросе, рассматриваемом настоящим трудом, существенным представляется взгляд: какую культуру дали нам древние обитатели нашей страны, имевшие по отношению к земле много общих условий с более поздними поколениями, и какое отношение мы, современные обитатели, имеем к этой культуре.
 

 

[СОДЕРЖАНИЕ]

 
Введение.. 1
І. Одежды скифо-сарматской эпохи.. 5
Расселение и описание племен Геродотовой Скифии. — История скифской одежды. — Характер одежды (ткани, украшения одежды). — Мужская одежда, вооружение, украшения. — Разбор материалов, определяющих женскую одежду. — Женский наряд и его украшения. — Об условном изображении греческими художниками варварских нарядов.
 

 

Примеры страниц и иллюстраций

История русской одежды / П. К. Степанов. 1915  История русской одежды / П. К. Степанов. 1915
 
Скифские военные одежды по рельефам золотого гребня кургана Солоха
 
Скифские одежды на золотой обивке налучья кургана Солоха
 
Скифские одежды по Воронежской вазе
 
Одежды скифо-сарматской эпохи по вазе, найденной в Чертомлыцком кургане
 
Одежды скифо-сарматской эпохи по вазе, найденной в Куль-Обском кургане
 
Одежды скифо-сарматской эпохи по вазе, найденной в Куль-Обском кургане
 
Одежды скифо-сарматской эпохи по золотой нашивной бляшке, найденной в Куль-Обском кургане
 
Сарматская одежда по изображениям на ритоне, найденном в Кубанской области
 
Расположение украшений на женском остове, найденном в могиле Чертомлыцкого кургана
 
Сарматские одежды с части нашивной пластинки головного убора кургана Карагодеуашх
 
Женская одежда скифо-сарматской эпохи с нашивной бляшки Чертомлыцкого и Куль-Обского курганов
 
Женская одежда скифо-сарматской эпохи с нашивной бляшки села Верхний Рогачик
 
Женские одежды скифо-сарматской эпохи с изображений крылатой богини Александропольского кургана
 
Варварский наряд с резного перстня работы Афинада из женской гробницы на Митридатовой горе близ Керчи
 
Условные варварские наряды по давленным изображениям золотой обивки на ножнах меча, найденного в Чертомлыцком кургане
 

 

Скачать издание в формате pdf (яндексдиск; 75,6 МБ).
 
 

22 августа 2018, 16:22 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ALFRESCO
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Архитектурное бюро «РК Проект»
АО «Прикампромпроект»
Джут