наверх
 

И. В. Бестужев-Лада. Социальное пространство (жизненная среда) как объект нормативного прогнозирования

Николай Каверин, Ольга Каверина. Второе жилище горожан. Бумага, тушь, цветной карандаш, рапидограф, 1985
Николай Каверин, Ольга Каверина. Второе жилище горожан. Бумага, тушь, цветной карандаш, рапидограф, 1985.
Фото ГМИИ им. А. С. Пушкина.
 
 
Игорь Васильевич Бестужев-Лада (1927—2015) — советский и российский историк, социолог и футуролог, специалист в области социального прогнозирования и глобалистики. Доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР (1988).
 
Ниже мы публикуем статью И. В. Бестужева-Лада о вопросах формирования оптимальной жизненной среды общества будущего.
 
 

И. Бестужев-Лада. Социальное пространство (жизненная среда) как объект нормативного прогнозирования // Вопросы теории архитектуры (тезисы лекций для семинаров повышения квалификации архитекторов) : Сборник статей / Союз архитекторов СССР. — Москва, 1976. — С. 88—98.

 

СОЦИАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО (ЖИЗНЕННАЯ СРЕДА) КАК ОБЪЕКТ НОРМАТИВНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ

И. Бестужев-Лада

 
Социальный идеал жизненной среды общества с позиций марксизма-ленинизма определяется тем положением теории научного коммунизма, которое устанавливает желательность и необходимость ликвидации противоположности и существенных различий между городом и деревней во имя главной цели коммунистического общества — всестороннего развития личности. Принципиальное значение этого ключевого положения выходит далеко за рамки противопоставления «город—деревня». Оно отвергает множество альтернативных социально-пространственных концепций типа «повсеместный переход к городскому (или сельскому) образу жизни», «глобальная сверхурбанизация», «назад к природе» и т. п. Устанавливается четко определенная общеметодологическая позиция, с которой вырабатываются принципы построения «дерева целей», а на этой основе и социальные нормы (практически — оптимумы) жизненной среды, наиболее благоприятной для жизнедеятельности человека.
 
В отношении элементарно функциональной первичной среды¹ эргономика и проксемика² способны установить (а отчасти уже детально установили) оптимальные параметры-нормы комфорта жилой, рабочей, культурно-бытовой и мобильной среды, которые диктуются физиопсихологическими и социально-экономическими особенностями жизнедеятельности индивида. В подавляющем большинстве случаев эти рациональные нормы составляют на данном уровне от одного до двух—трех линейных, квадратных или кубических метров пространства. Минимум определяется физическими габаритами «среднего» человека (грубо приблизительно — 160—170 см высоты, 40—50 см ширины, 25—30 см толщины). Максимум редко выходит за пределы четырех-пяти метров, так как на больших дистанциях физическая и психическая оптимальность резко падает.
____________
¹ Под первичной жизненной средой в данном случае понимается жилая среда (квартира-дом), под вторичной — урбанизированная среда (город и его окрестности), под третичной окружающая среда. Элементарно-функциональная первичная среда — рабочее, спальное, зрительское и т. п. место.
² Эргономика — наука о функциональных возможностях и особенностях человека в трудовых процессах; проксемика — наука о законах формирования пространства непосредственного общения людей.
 
Указанное выше ключевое общеметодологическое положение отвергает как урезание оптимальных норм в целях повышения чисто экономической эффективности эксплуатации труда (и быта трудящихся), так и превышение этих норм в престижных, паразитических и т. п. целях, антисоциальных с позиции научного коммунизма. Ориентация социальных целей с этой позиции — последовательное и всестороннее приближение существующих параметров к рациональным нормам-оптимумам.
 
В отношении комплексно-функциональной первичной среды (мастерская или комплекс элементарных зон — комната, индивидуальный кабинет) действует тот же самый подход.
 
Известно, что помещение площадью более 30—40 кв. м и высотой более 3—4 м дает своеобразный «зальный эффект», т. е. воспринимается психикой человека как неудобное, дискомфортное для обитания закрытое пространство, которое требуется как-то разгородить, расчленить, чтобы сделать его комфортабельным, удобным для жилья, работы и т. п. Точно так же помещение площадью существенно меньше 10—20 кв. м и высотой меньше 2,5—3 м дает «купейный эффект», воспринимается человеком как пространство, которое требуется расширить. Следовательно, например, для комфортабельного жилья в расчете на одного человека физиопсихологическим оптимумом является приблизительно 20—30 кв. м площади, не загроможденной мебелью, 3 м высоты и примерно 60 м кубатуры. Естественно, для рабочих, культурно-бытовых и мобильных помещений такого рода оптимумы в каждом конкретном случае соответственно модифицируются, причем, в отличие от жилья, элементарные функциональные зоны могут сводиться непосредственно в коммуникативные, на которых мы специально остановимся ниже.
 
При этом на данном уровне явственно выступает различие между абсолютным и относительным оптимумом. Выше речь шла о первом, полностью абстрагированном от ограничений прогностического фона на ближайшие десятилетия. Оптимумы второго типа, продиктованные ограничениями прогностического фона развития нашей страны в последней четверти XX века, приведены в монографии «Перспективы развития жилища в СССР»¹: оптимальная площадь жилья на одного человека (не считая подсобных помещений) устанавливается для 1980-х гг. в пределах около 12,5—13 кв. м, а общая полезная площадь — до 16—18 кв. м или 30—40 куб. м, с увеличением в более отдаленной перспективе оптимума жилой площади до 15—16 кв. м, а общей полезной — до 25—30 кв. м или 50—60 куб. м.
____________
¹ Перспективы развития жилища в СССР. М., 1975, стр. 62, 64, 65 и др.
 
В отношении элементарно-коммуникативной первичной среды (совокупность комплексно-функциональных зон с прилегающим пространством, обеспечивающая отдельные функции жизнедеятельности группы людей — квартира, цех, контора, зрительный зал и т. п.) все тот же подход устанавливает более дифференцированную серию оптимумов, рассчитанных на различные социальные группы населения, природные условия, условия труда и быта, культуры и досуга и т. д. Так, для молодежи, молодых бездетных семей и лиц престарелого возраста оптимальны малогабаритные квартиры в домах гостиничного типа с расширенным обслуживанием. Для семей с детьми оптимальны отдельные квартиры (дома), включающие помещения для сна, еды, занятий совместного отдыха, а также подсобные помещения (относительные оптимумы для прогностического фона СССР на 1980-е — 1990-е гг.: помещение для совместного отдыха — 18—24 кв. м, одноместная спальня-кабинет — 10 кв. м, двухместная спальня-кабинет — 12—14 кв. м, кухня — 9—12 кв. м, ванная — 4,5—5 кв. м, уборная — 1,5—2 кв. м и т. д.)²
____________
² Там же, стр. 64, 65.
 
Еще большие вариации необходимы для оптимумов коммуникативной рабочей, культурно-бытовой, мобильной среды.
 
При этом, как и на функциональных уровнях, с занятой нами общеметодологической позиции отвергаются в равной мере и левацкие концепции подмены квартиры казармой, и буржуазные концепции максимума «парадных комнат» в односемейных особняках для богатых (с неизбежной оборотной стороной медали — трущоб для бедноты).
 
Центр тяжести на данном уровне организации социального пространства переносится с экстенсивного пути погони за максимально большой площадью на интенсивный путь насыщения рационального минимума площади максимумом возможного электронно-автоматического оборудования. Именно этим, а не разного рода престижными соображениями измеряется уровень действительного комфорта жилища.³
____________
³ См. в этом же сборнике ст. А. Рябушина.
 
Судя по последним данным научно-технического и архитектурно-градостроительного прогнозирования в «технизации» жилища также намечаются определенные контуры абсолютного оптимума, к которому этап за этапом должен стремиться оптимум относительный. В самых общих чертах абсолютный оптимум включает примерно ниже следующее:
  1. Универсальный телеэкран нового типа с магнитокопировальными приставками и устройством для просмотра видеокассет. Он должен обеспечить полный «эффект присутствия» зрителя на любом телезрелише, выполнить роль телепроектора печатной, вообще любой изобразительной информации из электронных хранилищ последней, наконец, послужить видеофоном для телеконтактов с друзьями, коллегами по работе, для участия в деловых совещаниях и т. п.
  2. Устройства для доставки на дом продовольственных продуктов или готового питания, комплектов одежды и других предметов широкого потребления, а также для сброса использованной тары и других отходов, для автоматической стирки и глажения белья и т. п.
  3. Электронная плита-автомат для постоянных или любительских занятий кулинарией, с кухонным комбайном-автоматом, холодильником-морозильником, посудомойкой и емкостями для хранения посуды многоразового пользования.
  4. Рабочий стол с аппаратурой для работы дома.
  5. Трансформирующееся ложе-кресло с установками для целебного облучения, усыпления, гипнопедии и т. п.
  6. Бесшумный автомат-кондиционер, подающий чистый воздух заданной температуры (вместо отопительно-охладительной системы).
  7. Бесшумный автомат-пылепоглотитель.
  8. Панельно-осветительные установки, способные менять режим освещения по заданной программе.
  9. Ванная комната с полным санитарно-гигиеническим оборудованием, включая автотренажеры, установки для электромассажа и т. д.
  10. Лоджия, способная служить индивидуальным солярием, цветником и, при желании, зимним садом.
 
При этом важными критериями оптимума являются компактность и легкость сборки-разборки оборудования, мебели, всей обстановки жилья. Быстро и легко демонтировать ставшее ненужным оборудование и смонтировать новое — обязательное условие поддержания высокого уровня комфорта.
 
Два помещения очерченного типа, соединенные дверью, способны образовать квартиру для брачной пары, в которой помимо родителей могли бы при желании временами жить и дети (предполагается, что основное местожительство детей — полноценно оборудованные ясли-детский сад в том же доме, а затем такого же типа общежитие в учебном городке рядом; близкие родственники, начиная с подростков и кончая престарелыми при желании могут селиться рядом в квартирах того же типа).
 
Высокий уровень технизации жилья способен сыграть важную роль в ликвидации существенных различий между городом и деревней, уравнять в какой-то мере региональные различия, свести к минимуму неравноценность представляемого жилья, удешевить жилищное строительство при сохранении высокого уровня комфорта, оптимизировать тенденции развития жилища, помочь эффективному решению сложнейших социально-бытовых проблем современности.
 
В отношении комплексно-коммуникативной первичной среды (совокупность элементарно-коммуникативных зон — многоквартирный дом, производственное или общественное сооружение и т. п.) на первый план при принятом нами подходе выдвигаются оптимумы этажности, вообще объема, а также масштабов и уровня культурно-бытового комплекса (или соответственно уровня технизации самих культурно-бытовых комплексов), наконец, легкости смены одних блоков другими на том же каркасе.
 
Отвергаются в равной мере как дезурбанизационный курс на сплошную застройку односемейными особняками (по названным выше причинам), так и «сверхурбанизационный» курс на сплошную высотную городскую застройку. Высокая этажность рассматривается не как само цель, а как средство высвободить максимум площади под лесопарки, стадионы, водоемы и т. п. На современном этапе высотность ограничивается по физико-психологическим причинам двумя—тремя, максимум четырьмя—пятью десятками этажей (выше уровень комфорта резко падает). В более отдаленном будущем, когда будут разработаны способы достижения большей автономности полноценного жилья от внешней среды, этажность может возрасти на порядок и выше, будучи сдерживаема только инженерно-строительными ограничениями. Но для обозримого будущего «сверхвысотное» жилищное строительство не представляется оптимальным.
 
Итак, одна важная сторона оптимума на этом уровне жизненной среды — высокая (но не «сверхвысокая»!) концентрация коммуникативных жилых, рабочих, культурно-бытовых и мобильных зон в крупные комплексы (высотный жилой дом-комплекс или группа домов, образующая комплекс, сведение цехов промышленного предприятия под одну крышу, культурно-бытовые центры, гигантские автопоезда, автобусы, суда).
 
Что касается уровня культурно-бытового обслуживания жилого дома, то предполагается, — невзирая на высокую степень культурно-бытовой автономности отдельных квартир и на наличие специальных культурно-бытовых центров, — что в нем должны быть специальные помещения для встреч по интересам (музыкальные салоны, ателье для любительских занятий и т. п.), достаточно вместительные залы для коллективных зрелищ и празднеств, кафе — столовые, магазины-выставки, бюро заказов, спортзалы и большие бассейны, зимние сады, домовые ясли-детсады и т. п. И чем выше уровень насыщения в данном отношении — тем ближе к оптимуму.
 
Таким образом, вторая сторона оптимума на этом уровне жизненной среды — максимальное развитие домовой сферы обслуживания.
 
Элементарная вторичная среда (часть населенного пункта, производственных, рекреационных, транспортных площадей — микрорайон, улица, рынок и т. п.) в свою очередь, имеет тенденцию в оптимуме к стиранию грани между ней и комплексной вторичной средой — т. е. жилым районом крупного города, малым или даже средним городом (в современном понимании) с входящими в него отдельными производственными и культурно-бытовыми предприятиями, линиями транспорта и т. д., как самодовлеющим комплексом.
 
В отношении элементарной и комплексной вторичной среды выдвигаются оптимумы соотношения застройки вместе с транспортными артериями и прилегающих площадей зелени и водоемов, а также комплексности зон этого уровня.
 
Первый оптимум предусматривает, что на каждого жителя элементарной зоны должно приходиться примерно столько же площади зелени и водоемов, сколько площади под жилье, а на каждого жителя комплексной зоны — еще вдобавок столько же, сколько площади всей застройки и транспортных артерий (это не касается агломерационной и совокупной вторичной среды, о которых речь пойдет ниже). Второй оптимум предусматривает, что вторичная среда на том и другом уровне должны полностью обеспечивать все первостепенные жизненные потребности человека (труд, учеба, быт, досуг), как это ныне имеет место в крупных городах.
 
Вновь — но уже в совершенно ином, более высоком качестве, чем прежде, — встает проблема оптимального расселения или, точнее, самодовлеющего автономного жилого района более сложного комплекса агломерации.
 
Намечаются — в первом приближении — критерии такого оптимума.
 
1) Отсутствие «деревенского синдрома». Вторичная среда на том и другом уровне должна быть достаточно большой и комплексной (в смысле гармоничного соотношения жилой, рабочей, культурно-бытовой и мобильной среды), чтобы человек физиологически и психологически чувствовал себя обладающим всеми преимуществами жителя современного крупного города.
 
2) Отсутствие «городского синдрома». Вторичная среда на том и другом уровне должна быть достаточно небольшой и «открытой» (в смысле легкости установления межличностных контактов), чтобы человек физиологически и психологически чувствовал себя обладающим всеми преимуществами жителя благоустроенной деревни или, точнее, дачного поселка.
 
3) Отсутствие необходимости в транспорте для передвижений внутри «оптимального города — жилого района» и для выхода в зону отдыха (за исключением, разумеется, подземно-эскалаторного транспорта внутри помещений и транспортных средств для детей, престарелых, инвалидов). Вторичная среда на том и другом уровне должна быть достаточно небольшой и компактной, чтобы культурно-бытовой центр и место работы по меньшей мере одного члена семьи и лесопарк с водоемом находились в пределах пешеходной доступности.
 
4) Экономичность. Вторичная среда на том и другом уровне должна быть достаточно большой и комплексной, чтобы на минимальные средства обеспечить максимально высокий уровень комфорта максимально большому числу жителей.
 
С учетом всех четырех критериев, население «оптимального города — жилого района» вряд ли может ограничиться несколькими тысячами или составить несколько сот тысяч человек. Скорее это будут масштабы современного среднего города порядка нескольких десятков тысяч человек¹. Точно так же вряд ли «оптимальный город — жилой район» может скучиться на площади менее нескольких кв. километров или «расползтись» на площади многих десятков кв. километров. Скорее это будет диаметр порядка 2—4 километров (с радиусами пешеходной доступности в 1—2 км или 10—20 мин. хода). Для оптимального размещения нескольких десятков тысяч жителей потребуются здания в несколько десятков этажей.
____________
¹ Именно такой масштаб (30—50 тыс. человек) «оптимальных поселений» принят в практике мирового градостроительства, в частности, американского и английского.
 
Сказанное не означает умаления важности учета региональных и иных различий в градостроительстве, призыва к огульной замене поселений разного масштаба и типа шаблонными «городами — оптимумами». Речь идет о стирании важной грани существенных различий между городом и деревней на уровне вторичной среды, о том, чтобы создать человеку повсюду — где бы он ни жил — условия максимального комфорта во всех перечисленных выше отношениях. Необходимо, чтобы стало одинаковым только одно — живет ли человек в жилом районе крупного или сверхкрупного города, в агрогородке или научно-производственном городке, отдаленном от других городов сотнями километров — чтобы он всюду чувствовал себя одинаково комфортабельно, в одних и тех же условиях максимально высокого стандарта жизни.
 
С этой позиции оптимальная агломерационная среда — это оптимальное размещение «оптимальных городов — жилых районов» на оптимальной площади сельскохозяйственных угодий, зон отдыха, лесопарков и лесостепных заповедников между ними. Пока что трудно сказать, каковы должны быть оптимальные нормы на этом уровне вторичной среды. Однако в первом приближении можно принять, что общая площадь зелени и водоемов на одного жителя агломерации должна быть не меньше приходящейся на него площади застройки и транспортных артерий (не считая площади зелени и водоемов элементарной и комплексной, а также совокупной вторичной среды).
 
Точно так же оптимальная совокупная вторичная среда — это оптимальное размещение агломерационных зон на сохраненной оптимальной площади крупных сельскохозяйственных и лесостепных массивов, а также лесопарков и заповедников общегосударственного масштаба.
 
Повсюду имеется в виду не стихийно складывающаяся агломерация-мегалополис, а плановая система комплексных вторичных зон разного характера. При этом было бы упрощением представлять оптимальное состояние совокупной вторичной среды в виде жесткой иерархии: агломерация — комплекс (жилой район). Видимо во многих случаях окажется целесообразной сеть комплексов разного характера и масштаба за пределами агломераций, да и последние должны быть весьма разнообразны, в зависимости от конкретных условий. Тут полная аналогия со звездным миром: галактики-агломерации разных масштабов (включая галактики-спутники) соседствуют с отдельными созвездиями, «звездами» городов-жилых районов за пределами галактик и даже с «космической пылью» — отдельными зданиями за пределами населенных пунктов.
 
Оптимизация сложившейся системы расселения заключается не з том, чтобы создавать искусственные иерархии населенных пунктов как бы на голом месте, а в преодолении тенденции к «расползанию» крупных и сверхкрупных городов (запрещение в них промышленного строительства, перенос административных центров в менее крупные города и поселки, курс на строительство новых городов-жилых районов вместо строительства на территории старых и рядом с ней и т. д.), к «разукрупнению» существующих крупных и сверхкрупных городов (разделение их на самодовлеющие в культурно-бытовом отношении жилые районы, отделенные друг от друга и многократно прорезанные внутри зелеными массивами), в рационализации системы мелких деревень и поселков (сселение их жителей в крупные благоустроенные жилые районы-поселки, превращение части покинутых деревень в турбазы, в опорные пункты городских зон отдыха, садовые участки и т. п.).
 
Отмеченная выше тенденция к стиранию грани в оптимуме между первичной и вторичной средой (между домом и микрорайоном) продолжается на стыке вторичной и третичной среды. Оптимальная окружающая третичная среда — т. е. освоенная природная среда — это оптимальное размещение и оптимальный режим заповедных пространств, а также всех пространств, не являющихся непосредственными объектами производственной или иной жизнедеятельности человека на оптимальных площадях в системе совокупной вторичной среды. Точно так же оптимальная пионерная (осваиваемая) третичная среда — это заранее определенный оптимум пространств, подлежащих планомерному превращению в окружающую среду, а оптимальная потенциальная (еще неосвоенная) третичная среда — заранее определенный оптимум пространств, подлежащих планомерному превращению в пионерную среду.
 
И только к маргинальной (плохо или совсем не изученной) третичной среде понятие оптимума неприменимо, так как ее превращение в потенциальную среду зависит от исследования, которое делает неизвестные или плохо известные человеку объекты геокосмосферы хорошо известными и уже после этого подлежащими (или не подлежащими) освоению.
 
Феномен «сжатия», «конденсации» (в тенденции и особенно в оптимуме) жизненной среды общества, ее постоянного (причем нарастающего) «смещения» от третичной к вторичной и далее к первичной, с тем же процессом внутри каждой из этих сред, требует философского осмысления. Напрашиваются параллели из неорганического мира: звездный коллапс (все более стремительное сгущение материи к центру звезды), конденсация (сгущение, образование скоплений, уплотнение) вещества. Правомерны ли такие параллели? Чем вызван процесс конденсации жизненной среды? Действительно ли он оптимален? Ответы на эти вопросы требуют специального исследования.
 
В практическом плане ясно одно. Далеко от оптимума состояние геокосмосреды каждого конкретного уровня или объекта. Мелкие островки освоенных зон тонут в океане маргинального пространства, которое человек всегда стремился и будет стремиться превратить в потенциальное, пионерное, окружающее. Без этого немыслим и научно-технический и социальный прогресс в его современных формах. Но столь же далеко от оптимума сведение пионерной и, особенно, окружающей третичной среды ко вторичной и тем более к первичной. Это тоже означало бы «обесчеловечение» человеческой цивилизации.
 
Иными словами, вряд ли правомерно представлять себе оптимальное состояние освоения земной поверхности в виде раз и навсегда сооруженных мелких жилых районов, тонущих в стихии девственных лесов и степей, пустынь и болот, морей и гор, (при сведении численности народонаселения земли с порядка миллиардов на порядок сотен или даже десятков миллионов), какими бы благоустроенными ни были сами жилые районы. Это была бы совершенно иная цивилизация совершенно иного, «нечеловеческого» человечества. Но столь же сомнителен «оптимум» в виде сплошной городской застройки или даже только в виде сплошной городской агломерации — какой бы благоустроенной она ни была — на всей площади земной поверхности (при увеличении численности народонаселения земли с порядка миллиардов на порядок десятков или даже сотен миллиардов),
 
Оптимум — на то и оптимум, чтобы из крайних возможных состояний выбрать какое-то наиболее отвечающее потребностям развития человеческого общества, всестороннего развития личности.
 
Определение конкретных параметров такого оптимума также требует специального исследования. Ясно, что для своего полноценного всестороннего развития каждая человеческая личность нуждается не только в нескольких десятках квадратных метров общей жилой площади, а также площади промышленной застройки и транспортных артерий, но и по меньшей мере в такой же площади зелени и водоемов вокруг своего жилья, сверх этого — в масштабах жилого района, сверх этого — в масштабах агломерации, сверх этого по меньшей мере в сотнях квадратных метров (на душу населения) заповедных зон масштаба агломерации, и еще минимум столько же — глобального масштаба. В совокупности это составит несколько гектаров и во всяком случае — при любом мыслимом развитии продовольственной базы — не менее гектара земной поверхности на душу населения¹.
____________
¹ По некоторым предварительным расчетам на душу населения в оптимуме требуется не менее 500 кв. м площади городской застройки и зелени (ныне на одного жителя города приходится в среднем 100—150 кв. м) плюс не менее 1500 кв. м сельскохозяйственных угодий (при условии высокой продуктивности сельского хозяйства) плюс не менее 8000 кв. м зон отдыха, включая заповедники. В совокупности это составляет примерно гектар. См. «Город и время». М., 1973, стр. 257.
 
Оптимальные параметры освоения космического пространства имеют свои особенности. Но каким бы мы ни представляли себе оптимальное состояние освоения солнечной системы — в виде ли сети исследовательских станций на орбитах вокруг планет и их спутников, а также на поверхности Луны, Марса, Венеры, спутников некоторых других планет; в виде ли планомерного освоения планет и их спутников по типу «земного»; в виде ли создания искусственной обитаемой сферы какого-то нового типа и т. д. — закономерности оптимизации социального пространства останутся в общем и целом теми же, доколе человеческая цивилизация остается человеческой.
 
* * *
 
Прогнозирование перспектив развития социального пространства, как уже говорилось, не может иметь своей целью тщетные попытки предугадать будущее. Цель существенно иная; на основе сопоставления наблюдаемых тенденций и установленных оптимумов, точнее прогнозных трендов и нормативов выработать возможно более содержательные научные рекомендации в отношении целеполагания, организационных решений по части дальнейшего возможно более оптимального освоения социального пространства.
 
Разумеется, для детальных рекомендаций требуются специальные прогнозные разработки. Пока же, в сугубо предварительном порядке на основе сказанного выше намечаются ниже следующие общие выводы.
 
По мере приближения к нормам жилой, рабочей, культурно-бытовой, мобильной среды, минимально необходимым для оптимального развития общества и личности, следует все более решительно переходить с экстенсивного на интенсивный путь освоения пространства, делая упор не столько на дальнейшее увеличение площадей и объектов, сколько на быстрейшую «технизацию» их, на комплексное насыщение осваиваемого пространства автоматикой, электроникой с целью всемерного повышения уровня комфорта среды.
 
Основная практическая линия преодоления существенных различий между городом и деревней в условиях развитого социалистического общества — курс на создание относительно автономных жилых районов самодовлеющих в отношении культурно-бытового обслуживания с населением порядка нескольких десятков тысяч человек (масштаб среднего города) как путем «разукрупнения» крупных и сверхкрупных городов, так и путем сселения мелких деревень и поселков в благоустроенные жилые районы городского типа.
 
Тенденции «сверхурбанизации» и «дезурбанизации», т. е. стихийного «расползания» крупных и сверхкрупных городов, должны быть преодолены курсом на планомерное развитие агломераций жилых районов с прилегающей к ним территорией сельскохозяйственных угодий, зеленых массивов, заповедников и т. д.
 
Полноценное развитие общества и личности требует резервации значительных зеленых зон как в масштабах жилого района, так и в масштабах агломерации, а также в межагломерационных масштабах. Кроме того, требуется резервация еще более значительных по площади заповедных территорий районного, регионального (субконтинентального), континентального и глобального масштабов.
 
Учитывая сложный характер тенденций и перспектив освоения человеком геокосмического пространства (феномен «конденсации» социального пространства, недостаточная ясность системы критериев оптимума и т. д.), необходимо повышенное внимание к исследованию теоретических проблем жизненной среды общества.
 
 

29 июня 2022, 12:39 0 комментариев

Комментарии

Добавить комментарий

Партнёры
ООО «Алюмпарк»
Дмитрий Петрович Кочуров, юрист
Архитектурное бюро КУБИКА
Архитектурное бюро Шевкунов и Партнеры
СК «Стратегия»
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Архитектурное бюро «РК Проект»