наверх
 
Удмуртская Республика


Главный корпус Ижевского оружейного завода, Ижевск, Удмуртская Республика

Главный фасад Ижевского оружейного железоделательного завода
Северный фасад главного корпуса ИОЗ. Акварель С. Е. Дудина. 1815. (АВИМАИВС, ф. 27, оп. “СОЗ”, д. 140, л. 49).
Е. Ф. Шумилов: «Это основной графический источник для анализа первоначального облика здания. Здесь представлен „идеальный“ вид ансамбля — без тела плотины, заслоняющего большую часть корпуса, и с изображением западной, ещё не выстроенной его части. Данный акварелированный чертёж архитектора был отгравирован художником музея Московского университета А. А. Флоровым и в 1817 г. разошёлся по России в сотнях экземпляров журнала „Вестник Европы“. Лист подписан инспектором ИОЗ (с 1810 по 1828 г.) полковником Е. Е. Греном и штатским начальником ИОЗ (с 1813 по 1818 г.) надворным советником С. С. Малаевым. Уже поэтому встречающаяся иногда датировка данного листа 1810 годом является неточной».
 
 
 
Главный корпус Ижевского оружейного завода — промышленное здание XIX века, центральное здание комплекса Ижевского оружейного завода, находящееся по адресу: Ижевск, проезд Дерябина, 3.
 
Указом Президента РФ от 20.02.1995 г. № 176 здание главного корпуса оружейного завода признано памятником градостроительства и архитектуры федерального (общероссийского) значения.
 
Весь ансамбль Главного корпуса состоит из шести зданий общей площадью 21045 м². Относится к заводским зданиям редкого адмиралтейского типа, которых в России всего четыре: корпус Воткинского завода, Адмиралтейство и Ижорский завод в Петербурге, и главный корпус Ижевского оружейного завода.
 
Регистрационный номер объекта культурного наследия в едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации: 181410166860006.
 
Автор проекта Ижевского оружейного завода: архитектор Семён Емельянович Дудин (1779—1825).
 
На данной странице опубликован историко-архитектурный анализ объекта культурного наследия, выполненный Евгением Фёдоровичем Шумиловым в 2006 году. Источники иллюстраций: Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург); ЦГА УР; Агентство по государственной охране объектов культурного наследия УР; РГБ; личные архивы Е. Ф. Шумилова и М. В. Курочкина.
 
 
 
 

Главный корпус Ижевского оружейного завода

Историко-архитектурный анализ памятника истории и культуры

Е. Ф. Шумилов, доктор исторических наук, кандидат искусствоведения, профессор УдГУ

 
 
1. Краткая хроника: проектирование, строительство, реконструкция корпуса
 
 

I. Проектирование и начало строительства

 
1803—1804
  • Молодой архитектор С. Е. Дудин по заданию великого русского зодчего А. Д. Захарова разрабатывает, будучи на стажировке в Италии, учебный проект «оружейного завода с арсеналом», развив некоторые идеи К. Н. Леду и самого А. Д. Захарова. Бесспорно, формирование такого задания стажёру было как-то связано с деятельностью члена Берг-коллегии (с 1799 г.), консультанта Павла I по горным и заводским делам (в 1799—1801 гг.), оберберггауптмана (с 1801 г.), начальника (с 1801 г.) Гороблагодатских и Камских заводов А. Ф. Дерябина. Начиная с 1800 г. он курировал все работы по созданию третьего в России оружейного завода.
 
1807
  • 20 февраля. Указ Александра І о строительстве оружейного завода где-то «около р. Камы».
  • Март. С. Е. Дудин прибыл на Ижевский железоделательный завод и начал корректировать свой учебный проект.
  • 10 июня. А. Ф. Дерябин открыл Оружейную контору в Нагорной части, что обозначило начало создания нового завода.
 
1808
  • Весна. У сухого откоса плотины начаты фундаменты главного корпуса ИОЗ.
  • 31 августа. Выполнены чертежи железных стропил.
  • 28 октября. Завод передан из Министерства финансов в военное ведомство, соответственно к проектированию и строительству будут дополнительно привлекаться военные инженеры.
  • Осень. С. Е. Дудин завершил по заданию А. Ф. Дерябина первый генеральный план «города Ижа», центром которого становился главный заводской корпус ИОЗ.
 
1809
  • Весна. Заложен восточный трёхэтажный флигель.
  • Июнь. Разломан фундамент центральной части, оказавшийся негодным «из-за кладки в морозы».
  • Лето. Каменщики из Москвы, получив задаток 5000 руб., начали устройство нового фундамента центральной части корпуса.
  • Осень. Кирпич на стройку стал поступать регулярно.
 
1810
  • 18 мая. Пожар в заводском селении. Завод почти не пострадал.
  • 12 декабря. Командование заводом принял полковник (с 1820 г. генерал) Е. Е. Грен. Им утверждён окончательный проект главного корпуса, созданный С. Е. Дудиным.
 
1811
  • Апрель. Полковник Е. Е. Грен, учитывая болотистость почвы, предложил соорудить с юга контрфорсы для центральной части корпуса.
 
1812
  • Лето. Закончена первая часть ансамбля: восточный трёхэтажный флигель и одноэтажный переход к нему. В переходе оборудуется сверлильная мастерская. Во время Отечественной войны на этих площадях уже шёл выпуск оружия.
  • Осень. Интенсификация строительных работ, несмотря на общероссийский запрет каменного строительства. Готовится площадка под западный флигель.
 
1814
  • Центральная часть корпуса почти закончена кладкой.
 
1815
  • Выложена башня. Резчик А. М. Канцырев готовит для неё объёмную, скульптурную «арматуру» из дуба.
  • Лето. Начата реконструкция плотины, сооружения которой выдерживались в одном стиле с корпусом. Начинается техническое оснащение центральной части корпуса, оказавшейся первым в России многоэтажным промышленным зданием.
 
1816
  • Осень. Башня оштукатурена. «Шпиль» (колонна) оббит белой жестью. «Арматура» и орёл (тоже из дуба) установлены.
  • 10 ноября. Первый пожар на новом заводе. Часть деревянных корпусов сгорела. Возможно, пострадал и главный корпус.
  • Осень. Закончен одноэтажный западный переход для размещения точильной мастерской.
 
1817
  • Журнал «Вестник Европы» (№ 15—16) опубликовал две гравюры по мотивам проекта главного корпуса ИОЗ: генеральный план и северный фасад (по акварели С. Е. Дудина).
 
 
Журнал «Вестник Европы», № 15—16, 1817 г. Генеральный план Ижевского железоделательного и оружейного завода
Журнал «Вестник Европы», № 15—16, 1817 г. Генеральный план Ижевского железоделательного и оружейного заводов
 
 
Журнал «Вестник Европы», № 15—16, 1817 г. Генеральный план Ижевского железоделательного и оружейного заводов
Журнал «Вестник Европы», № 15—16, 1817 г. Генеральный план Ижевского железоделательного и оружейного заводов
 
 
Журнал «Вестник Европы», № 15—16, 1817 г. Фасад Ижевского оружейного завода со стороны плотины
Журнал «Вестник Европы», № 15—16, 1817 г. Фасад Ижевского оружейного завода со стороны плотины
 
 
1820
  • В восточном флигеле размещён временный арсенал (до 1827 г.).
 
1821
  • Полностью завершены строительство и оборудование центральной части корпуса. По деревянным стропилам уложено листовое железо.
 
1822
  • 17 июня. Решено оштукатурить северный фасад главного корпуса, а южный — выбелить. По смете С. Е. Дудина от 22 июня «гладкая штукатурка лицевой стороны главного корпуса» должна занять 690 кв. саженей, а «в капителях, базах, поясах, малых над окнами карнизах — 162 погонных сажени».
 
1824
  • Весна. Начаты фундаменты и стены западного флигеля.
  • 5 октября. Император Александр I посетил главный корпус ИОЗ.
 
1825
  • Решено отказаться от запланированного С. Е. Дудиным строительства трёх каменных мостов с плотины. Сохраняются пять деревянных лестниц.
 
1831
  • В западном одноэтажном переходе с токарной и сверлильной мастерскими расширены прямоугольные окна (переделаны в полуциркульные).
 
 

II. Пожар корпуса, его достройка и первая реконструкция

 
1834
  • 14 марта. Начавшимся в башне ночным пожаром выведена из строя вся центральная часть корпуса. (29 июня подобный катастрофический пожар случится на Тульском заводе). Эта часть корпуса накренилась, отклонение отвесов составило 4 вершка.
  • Июнь. Создана правительственная комиссия для перестройки завода.
  • 15 августа. Из двух представленных проектов восстановления корпуса император Николай I лично утвердил тот вариант, который предусматривал точное воссоздание прежнего облика.
  • Осень. Поднят уровень плотины, устроена каменная насыпь.
 
 
Поперечный разрез центральной части главного корпуса. Обмерный чертеж 1834 года, показывающий «допожарный» облик здания
Поперечный разрез центральной части главного корпуса. Обмерный чертеж 1834 года, показывающий «допожарный» облик здания
 
 
Продольный разрез центральной части главного корпуса. Обмерный чертеж 1834 года, показывающий «допожарный» облик здания
Продольный разрез центральной части главного корпуса. Обмерный чертеж 1834 года, показывающий «допожарный» облик здания
 
 
1836
  • Весна. Некий архитектор Артиллерийского департамента проектирует «две башни» для четырёхэтажного корпуса высотой по 8 саженей и длиной по 3 сажени каждая.
  • Июль. По рисунку заводского художника П. С. Трубенкова начата отливка рельефной «чугунной арматуры» и орла на башню.
  • 22 августа. Подписан договор с живописцем А. И. Самотохиным о раскраске и позолоте орла.
  • Сентябрь. «Железный орёл» окрашен и в конце месяца установлен на колонну башни.
  • Октябрь. В башне установлены первые колокола. Для неё изготовлено также 96 чугунных ступеней. С южной стороны центральной части корпуса устроены контрфорсы.
  • 16 ноября. Утверждён проект каменного моста — контрфорса от плотины.
  • Декабрь. Подрядчик Егор Новиков начал штукатурку корпуса и «окраску вохрой».
 
1837
  • 6 мая. А. И. Самотохин обязался раскрасить и позолотить «чугунную арматуру».
  • 21 мая. Наследник престола, будущий Александр II ознакомился с Ижевским заводом и восстановленным главным корпусом.
  • 21 июня. А. И. Самотохин закончил украшение арматуры. Она поднята на башню.
  • Лето. Во фризе под башней установлена надпись из медных букв: «Ижевский оружейный завод. Основан — 1807 г. Возобновлён — 1837 г.».
  • 22 сентября. Механику Х. Л. Шиотцу отпущены материалы для золочения медного шара на колонне башни.
 
1838
  • Завершён каменный арочный мост с плотины на третий этаж. В четырёхэтажном корпусе сделаны также две «чугунные лестницы о шести маршах в 73 и 83 ступени».
  • Внутри корпуса для усиления его прочности сделаны 22 каменных столба и 32 арки между ними, а в трёх верхних этажах «корпус стянут поперечными железными связями».
  • В восточном флигеле разобраны своды. Сделаны проходы с пилястрами.
  • 31 мая. Артиллерийский департамент утвердил проект западного флигеля с каменными арками внутри.
 
1839
  • Возобновлена достройка западного флигеля. В нём предположено устроить ланкастерскую (массовую) и оружейную (элитную) школы.
  • Февраль. Восстановлены часы под башней.
 
1841
  • 22 февраля. Император Николай I распорядился переделать в духе позднего классицизма проект фасада западного флигеля, а для симметрии перестроить и восточный флигель.
 
1843
  • Закончен западный флигель. Там «выправлены 22 окна».
 
1844
  • Перестроен восточный флигель. Весь ансамбль главного корпуса ИОЗ приобрёл наибольшую степень законченности и относительной приближенности к композиционному замыслу С. Е. Дудина.
 
 

III. Реконструкции второй половины XIX — начала XX в.

 
1856
  • В стволосверлильном цехе, размещённом в восточном переходе, установлено металлическое водяное колесо d 8 м. Всего в главном корпусе тогда вращалось до 50 меньших колёс, передавших стенам вибрацию. Последнее колесо демонтируют в 1924 г.
 
1865
  • 9 октября. Завод перешёл в арендно-коммерческое управление (до июня 1884 г.), что обусловило приток инвестиций на реконструкцию корпуса и модернизацию оборудования.
 
1867
  • Завершена сплошная каменная ограда по южной стороне плотины.
 
1870
  • Третий этаж восточного флигеля отведён под оружейную школу.
 
1872
  • Арендаторы приняли решение о полуциркульной растёске 140 прямоугольных окон для улучшения освещения цехов в центральной части корпуса.
 
1873
  • Лето. Из-за дефицита площадей при интенсификации оружейного производства над обоими переходами надстроены вторые этажи. При этом «исполнена весьма интересная работа подъёма всей крыши на надлежащую высоту».
 
Начало 1880-х гг.
  • Перед корпусом, на мосту выстроена одноэтажная контора по найму рабочих (убрана в 1920-е гг.).
 
1887
  • 21 июня. На втором этаже центральной части корпуса открылся «заводской музеум». Усовершенствованы часы под башней.
 
1888
  • 7 сентября. Н. Никифоров, побывав в Ижевске, опубликовал в «Вятских губернских ведомостях» свои заметки о заводе с загадочным сообщением о «двух башнях, снабжённых арматурой, на одной из башен кроме этого часы, двуглавый орёл...». Можно было бы предположить, что «вторая башня» — та, что проектировалась весной 1836 г., однако ни на одном чертеже или фотографии 1880-х годов она не заметна. Остаётся предполагать, что это была какая-то временная деревянная башня, близкая по функции триумфальной арке и связанная с приездом в июне 1887 г. Великого Князя, генерал-фельдцейхмейстера Михаила Николаевича.
 
1889
  • На чердаке центральной части по бокам башни установили два бака по 1600 ведер для снабжения водой паровой машины. Баки и машина негативно повлияли на состояние корпуса.
 
1890
  • Февраль. Подрядчиком П. Г. Порсевым закончено устройство новой чугунной винтовой лестницы на башню.
 
1895
  • Лето. На корпусе установлены железные стропильные фермы (810 пудов) и уложена железная обрешётка (1000 пудов).
 
1898
  • 29 июля. Замечено, что центральный корпус «близок к обрушению». Отклонения отвесов на южном фасаде составили уже 7 вершков. Замечены трещины в дверных перемычках четвёртого этажа.
  • 4 августа. Приказ о выпуске воды из баков на чердаке и выносе станков. Приёмная оружейная комиссия переведена на третий этаж восточного флигеля.
  • 2 сентября. Обсуждаются проекты сноса двух верхних этажей или же только башни.
 
1899
  • Ноябрь. Начата «обкладка бетоном фундамента южной стены» центральной части корпуса.
 
1900
  • Апрель. Бетонирование южной стороны фундамента закончено. Обновлены также полы первого этажа.
  • 19 ноября. В освободившейся от станков западной половине четвёртого этажа открылся «зал народных увеселений» (рабочий театр, музыкальная школа, библиотека) площадью 70 кв. саженей. Предполагавшаяся разборка этого этажа отложена на три года.
 
1901
  • 1 ноября. Два верхних этажа окончательно решено оставить, но использовать впредь только для развлечений, а не для размещения действующих станков. На четвёртом этаже предполагалось также устроить «войсковую церковь».
 
1902—1903
  • Проведены первые весенние «праздники древонасаждения». Во время их учащиеся в частности посадили вдоль плотины несколько десятков тополей, постепенно заслонявших главный корпус от обозрения со стороны пруда и от оси Троицкой (Советской) улицы.
 
1907
  • 10 июня. В честь столетия оружейного завода перед корпусом заложен памятник А. Ф. Дерябину (Открыт осенью. Автор И. Н. Ситников).
 
1912
  • Лето. На башне в честь столетия Отечественной войны установлены иллюминированные вензеля Александра I.
 
 

IV. Реконструкции в XX—XXI вв.

 
1918
  • 8 декабря. С башни сброшен орёл. (Восстановлен колчаковцами в мае-апреле 1919 г.). Взамен поднят «Пролетарский Штандарт» кисти И. Н. Ситникова.
 
1919
  • 16 июня. Орёл вторично сброшен и утоплен. На башню поднят новый «Пролетарский Штандарт». Повреждены памятник А. Ф. Дерябину (отодраны царские вензеля) и арматура.
 
1924
  • Под башней разобрано последнее водяное колесо («Чёртово», d 3 м).
 
1929—1930
  • Вместо двухэтажных переходов выстроены трёхэтажные новые цеха в формах конструктивизма. Западный флигель радикально перестроен в том же стиле, а восточный окончательно лишён декора, напоминавшего о героике Отечественной войны 1812 г.
 
1935
  • Гравюра 1817 г. с «идеальным» видом главного корпуса ИОЗ опубликована искусствоведом Р. П. Подольским в статье «Промышленная архитектура России XVII—XIX вв.». Но чертежи С. Е. Дудина (и даже его имя) остаются невыявленными, а сам главный корпус засекречен, закрыт для обозрения.
 
Фасад Ижевского оружейного завода со стороны плотины. Построен в 1807 г. Гравюра начала XIX в. А. Флорова. Из статьи: Р. П. Подольский. Материалы к истории архитектуры старых промышленных зданий в России XVII—XVIII веков // Проблемы архитектуры : Сборник материалов : Том I, книга 2. — Москва : Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1936.
Фасад Ижевского оружейного завода со стороны плотины. Построен в 1807 г. Гравюра начала XIX в. А. Флорова. Из статьи: Р. П. Подольский. Материалы к истории архитектуры старых промышленных зданий в России XVII—XVIII веков // Проблемы архитектуры : Сборник материалов : Том I, книга 2. — Москва : Издательство Всесоюзной Академии архитектуры, 1936.
 
 
1936
  • Октябрь—ноябрь. Праздничная иллюминация башни с использованием двух тысяч электроламп.
 
1943
  • Для заводки башенных часов установлен электромотор.
 
Конец 1940-х гг.
  • На плотине установлена чугунная решётка. В орнаменте изображены виноград и звёзды.
 
Начало 1950-х гг.
  • Проржавевшая арматура на башне разобрана и заменена сплошной полосой гофрированной жести.
 
1960
  • Основоположник уральской школы архитектуроведения Н. С. Алфёров издал книгу «Зодчие старого Урала», где впервые была дана высокая оценка архитектуры главного корпуса ИОЗ. Позже корпус станет одним из многих объектов исследований по программе «Каменный пояс» Свердловского архитектурного института (Н. С. Алфёров будет его ректором с 1972 по 1982 г.).
 
1967
  • Осень. Работники «Ижмаша» воссоздали арматуру по прежним фрагментам, но без восстановления окраски и без корон над щитами. Башня становится неофициальным гербом Ижевска.
 
1975
  • В архиве Артиллерийского музея обнаружен, аннотирован и в последующие годы впервые опубликован Е. Ф. Шумиловым комплекс из 45 авторских чертежей С. Е. Дудина по главному и другим корпусам завода. Творческая личность зодчего введена в круг школы А. Д. Захарова.
 
1979
  • Заводской архитектор, дизайнер Б. М. Балицкий разработал эскизный проект реконструкции центральной части корпуса с установкой на колонне башни геральдической композиции, напоминающей силуэт орла. Предусматривалась новая ограда. В орнаменте её пики и пушки.
  • Февраль. В Ижевске проведена всероссийская конференция, посвящённая 200-летию С. Е. Дудина. Издана книга Е. Ф. Шумилова «Первый зодчий Удмуртии».
 
1984
  • Апрель. Убран пожарный бак внутри башни, раскрыты её проёмы.
 
1985
  • Август. Арматура и колонна башни заново окрашены алюминиевой краской.
 
1991
  • Сентябрь. Над башней поднят трёхцветный флаг.
  • Осень. В корпусе замечены катастрофические изменения. Все производства выведены на другие площади. Корпус заброшен.
 
1995—1996
  • Раскрыт южный фасад центральной части корпуса. Убраны ветхие пристройки.
 
1996
  • Фундаменты центральной части корпуса усилены с севера по технологии итальянской фирмы «Доменико Грилли».
 
1999
  • 18 апреля. Из башни бомжами похищено 5 малых колоколов (найдены в скупке металлолома 25 апреля).
 
2005
  • Начата подготовка к 200-летию оружейного завода, в т.ч. разработка проекта реставрации центральной части корпуса
 
2018. [Дополнение к хронологии Е. Ф. Шумилова. — Tehne]
  • 3 июля. Загорелась башня главного корпуса; в результате пожара обрушился её «шпиль» (колонна). Подробнее.
 
 
 
2. Историко-архитектурный анализ
 
 
Данный объект наряду с ижевским Арсеналом и воткинским домом-музеем П. И. Чайковского является важнейшим памятником истории и культуры УР федерального значения.
 
Главный корпус ИОЗ (корпус № 1 ОАО «Ижевский машиностроительный завод») сложное в стилистическом отношении, «многослойное» в хронологическом плане, многозначительное по символике произведение зодчества, связанное прежде всего с творчеством С. Е. Дудина, но вобравшее в себя труд и ряда других архитекторов.
 
Башня корпуса всегда воспринималась как негласный герб города-завода. Корпус — памятник не только «высокой» истории, но и повседневного труда поколений оружейников, а также станкостроителей и мотоциклостроителей советского периода.
 
В восьми больших сводчатых залах, примыкавших к башенному стволу, трудилось от зари до зари, а в войны и круглосуточно, несколько тысяч искусных оружейников. Под этими сводами сходились все нити сложнейшим образом организованного технологического потока — гордости ижевцев. Здесь концентрировался на конечной стадии кропотливый труд металлургов, инструментальщиков, сборщиков, ложейников...
 
В корпусе воплощены идеи А. Ф. Дерябина. По его замыслу на Иже поднялось первое в русской архитектуре многоэтажное промышленное здание и была воплощена новаторская идея организации технологического цикла по вертикали — от самых грубых операций внизу до наиболее тонких вверху. Проект, наметивший схему технологии, Дерябин создал за семь лет до основания завода — летом 1800 г., после своей поездки в 1798—1799 гг. в Англию «для обозрения заводских работ» (фактически «промышленного шпионажа»). Ещё не конкретно для Ижевска, будучи в 1804 году на стажировке в Италии, и С. Е. Дудин набрасывал эскизный проект оружейного завода. Детальные же проектные чертежи делались им с марта 1807 года с коррективами в ходе строительства и с участием «архитектурных механикусов» — его коллег и помощников.
 
А. Ф. Дерябин летом 1807 г. прилагал много усилий к «приисканию каменщиков и каменосечцов», входя в договора с посредником — купцом Кнауфом. Столь крупное строительство в камне требовало особых мастеров, которых здесь никогда не было в таком количестве.
 
Весной 1808 года на подсохшем лугу посреди полуразрушенных кричных фабрик ижевцы начали грандиозную стройку. Такой размах её был ещё неведом на Урале. Не было опыта и возведения четырёхэтажного производственного корпуса, заполненного десятками вибрирующих водяных колёс и расположенного к тому же фактически на болоте. В 1809 году пришлось разбирать значительную часть фундаментов и уже поднявшиеся стены. Через два года Ермолай Грен обязал строителей устроить контрфорсы, подпирающие корпус с юга.
 
В 1836 году командир завода генерал И. А. Нератов объяснял столичным инспекторам особенность эксплуатации четырёхэтажного корпуса: «Столь огромное строение, ежеминутно потрясаемое тяжёлым действием крупных молотов и прочих машин, требует надлежащего присмотра».
 
«Присмотра», судя по всему, недоставало. В конце концов в 1991 году было отмечено начало катастрофических изменений корпуса: прогрессирующее из-за многолетнего переувлажнения разрушение кирпичной кладки стен первого этажа. Более того, в глубине стен зондаж выявил кое-где влажные глинистые массы. Похоже, что для забутовки по недосмотру С. Е. Дудина или из-за особенностей технологии использовали кирпич-сырец. Роковое значение имело и волевое решение первого военного руководителя завода В. Я. Шейдемана устроить водоотводный канал вплотную к южной линии фундамента, глубиной до самого низа его. Струи воды просачивались там, размывая грунт. Естественно, стена просела, а корпус по оси башни накренился к югу более чем на метр. Сыграл свою роль, очевидно, и мост, надавивший с севера в конце 1830-х годов. К 1996 году фундаменты удалось несколько усилить по технологии итальянской фирмы «Доменико Грилли».
 
В дудинские времена главный корпус строили почти безостановочно, с огромным напряжением. К 1815 году удалось завершить основной объём корпуса башней. Западный флигель достроили в 1843 году с корректировкой дудинских фасадов и соответственной, для симметрии, реконструкцией в 1844 году восточного флигеля. Корпус оказался весьма затратен по реальной стоимости строительных работ. По смете 1817 года весь заводской комплекс требовал 1 300 000 рублей. К 1843 году только на главный корпус было затрачено 673 133 рубля, без стоимости оборудования.
 
Запечатлённая на чертежах и гравюрах величавая красота корпуса и всего ансамбля изначально могла наводить на сравнения с ансамблями имперского Санкт-Петербурга. Но завод действовал, и нужды модернизации приводили к искажению пропорций и корректировке прекрасных замыслов. Например, на третий этаж, под башню, с 1838 года стал вести массивный мост, «сбивший» прежний ритм пропорций; а в 1886 году ради увеличения производственных площадей арендаторы надстроили на ещё один этаж одноэтажные переходы к флигелям. Однако это было сделано тактично, соблюдая характерный для классицизма ритмический строй. Но зато в годы первой советской пятилетки оба перехода оказались разрушены до основанья, а затем построены трёхэтажные корпуса, никак не вписывающееся в гармоничную дудинскую композицию.
 
Этот шедевр — новаторское произведение, но также и образец творческого преломления и сплава местных, уральских традиций с достижениями русского классицизма в его наиболее зрелых, столичных формах. Сразу заметно, например, родство общего строя и отдельных форм ижевского памятника и Адмиралтейства. Это создание учителя Дудина строилось в те же годы и тоже служило производству. Отсюда сходство в решениях образа города. Как Невский проспект замкнула башня Адмиралтейства, так и Троицкую улицу (которую тоже порой именовали Александро-Невским проспектом) завершила дудинская башня. Это создало впечатление единства трудовой и жилой зон. Стройный силуэт башни проступает вдали подобно фантастическому кораблю, приставшему под Горой. В этом очарование традиционно любимой горожанами улицы Советской.
 
Адмиралтейство немыслимо без водных пространств впереди. Так и оружейная фабрика неотделима от огромного зеркала пруда, пропорционально увязана с ним. Это главный, водный фасад завода, радующий глаз ступенчатым, башенным силуэтом.
 
Известно, что до революции иным приезжим корпус с башней напоминал церковь. Действительно, в принципе это всего лишь колокольня завода. Однако изначально башня имела боевое и дозорное значение. Ещё во времена пугачёвщины каждый уральский завод был крепостью. Во времена Дерябина положение на Иже было менее опасно, но традицию соблюли, хотя боевое значение башни прочно забыли. Лишь позже, в гражданскую войну, на её вышке располагались дозорные и корректировщики огня.
 
Многоярусная, круглая башня, выросшая над землёй на 50 метров — самая живописная и динамичная часть здания. Она стала своеобразным триумфальным памятником, всегда любовно украшаемым. К столетию Отечественной войны 1812 года здесь установили иллюминированные вензеля Александра I, а перед ноябрьскими праздниками 1936 года для иллюминации башни использовали 2000 электроламп, соорудив из них сложную декоративную композицию.
 
Железоделательный завод был «огневого действия», и новый, оружейный, без открытого огня в кузницах и иных мастерских обойтись не мог. Потому пожары происходили чуть ли не каждое десятилетие. Большой пожар, бушевавший на заводе в 1816 году, явился только «репетицией» самого страшного пожара 1834 года.
 
Огонь вспыхнул в двенадцатом часу ночи 14 марта неизвестно от каких причин. Караульщики стали бить в набатный колокол, висевший внутри башни. Тяга в башенном стволе оказалась столь велика, что уже через час пламя охватило весь четырёхэтажный корпус. «Ни действия полиции с пожарными инструментами, ни стёкшийся в величайшем множестве народ не в состоянии были остановить быстрых порывов огня и таким образом весь корпус во внутренней отделке с крышею сделался жертвою пламени».
 
Журналы следственной комиссии зафиксировали печальный итог: «Полы с потолками и балками во всех четырёх этажах сгорели, железная крыша с деревянными стропилами уничтожена, оконные переплёты с дверями и закладными рамами сгорели, железные полосы под смычками окон от жару выгнулись...» Общий убыток казне исчислили в 91 635 рублей.
 
Вернее всего, как склонялись думать столичные следователи, огонь рванулся вверх от раскалённой «трубы паятельного горна в приборной фабрике, проведённой между деревянным потолком и полом». Выводы заключались в том, что надо чаще звать трубочистов, смонтировать железные стропила, выстроить брандмауэры и завести водоподъёмные машины. Предписали также отлить десять чугунных печей вместо десяти кирпичных голландского типа, а для облегчения входа в корпус сделать с плотины мост на третий этаж. Мост должен был служить и контрфорсом. Это ознаменовало начало радикальных изменений архитектурного облика здания.
 
Творение С. Е. Дудина после пожара неминуемо получало корректировку. Суровая заводская реальность вошла в противоречие с изысканной, «дворцовой» архитектурой. Более того, один из следователей — камергер Н. В. Всеволожский покусился на саму композиционную идею зодчего и определённый им масштаб. Тем же летом Всеволожский составил планы и сметы на перестройку четырёхэтажного корпуса в двухэтажный «с постройкою над оным соразмерной величины башни с приличным орнаментом». Другой инспектор И. М. Бакунин поначалу поддержал эту идею, хотя именно он назвал корпус, даже в обгоревшем виде, величественным. «Лучше здания в сём роде почти желать нельзя», — писал полковник в отчёте.
 
То, что главный шедевр зодчества Удмуртии всё же сохранил свои пропорции, силуэт и массу, заслуга Николая І. 15 августа 1834 года он, «рассмотрев сии проекты, изволил отдать предпочтение тому, по которому предполагается возвести погоревшее здание в прежнем виде с добавлением нового флигеля» (западного, ещё не достроенного тогда). На восстановление корпуса власти отпустили 161 005 рублей. Зато в советский период в архитектуре уникального корпуса произошли непоправимые изменения, много хуже пожара.
 
Подъём национального духа, военную мощь России и героику Отечественной войны 1812 года прежде всего воплотил торжественный дудинский корпус. Это своеобразный завод-памятник русскому оружию, как театром-памятником был театр Советской Армии, спланированный в виде пятиконечной звезды. Заводской архитектор использовал редчайший композиционный приём. Башню увенчала не шпиль, купол, маковка или ротонда, а дорическая колонна. Парящая в небе одинокая колонна влилась в общий композиционный строй, продолжая ритм нижней шеренги полуколонн. По форме и декору это типичная триумфальная колонна, характерная для послевоенного зодчества России.
 
«Московской цеховой управы мастер Алексей Канцырев со ученики» вырезал арматуру для колонны объёмно, как настоящие скульптуры, из отборного дуба в конце 1815 года. Пожар 1834 года всё уничтожил. «При наблюдении за поделкою арматур из железа» был поставлен заводской художник П. С. Трубенков. Он в основном сохранил дудинскую композицию, превратив её однако в плоские рельефы.
 
Орёл сохранил свою объёмность. Он должен был осенять весь «город Ижа». Лучшие мастеровые бережно отлили и тщательно прочеканили этот символ державы. Размах крыльев орла составил около двух метров.
 
Раскрасил и вызолотил заводского орла осенью 1836 года (ещё на земле) казанский мещанин-иконописец А. И. Самотохин. Он получил 25 книжек листового червонного золота для трёх корон над орлом, двух щитов в его груди, скипетра и державы. Посреди заострённого кверху щита, обращённого к плотине, А. И. Самотохин написал маслом святого Георгия Победоносца, поражающего дракона. На том щите, что смотрел на завод, в знак уважения к правящему монарху, разместили его вензель — литеру «Н». Орёл был особого «николаевского» типа — с опущенными крыльями.
 
Он был поднят на колонну в конце сентября 1836 года и сразу же подполковник Э. Б. Елфимов, ответственный за восстановление всего корпуса, обеспокоился: «Нужным считаю установить и самые арматуры, к поделке коих в заводе ныне приступлено. По величине оных и сложности требуется усилить и число рабочих, дабы до зимней поры установить». Отливали, прочеканивали и собирали арматуры восемь мастеровых, удостоенных за это на будущий год, при визите наследника престола, особых премий: Федос Андреев (судя по наибольшей премии в 50 рублей, главный мастер), Аленбек Иванов, Алексей да Николай Федосовы, а также подмастерья Степан Богатырёв, Самойло Матвеев, Аника Мусалимов и Тихон Яковлев.
 
Триумфальное «кольцо» арматуры, увенчавшее башню, составлено из четырёх совершенно одинаковых по рисунку железных секций. Ритмическую основу составили четыре щита с вензелями Александра I из золочёной меди и четыре короны над ними. Короны сбили в первые советские годы, одновременно с орлом, а в начале 1950-х годов вообще все украшения были заменены гофрированной железной полосой. Между щитами зодчий расположил восемь древнеримских боевых доспехов с шлемами, восемь склонённых знамён, восемь штандартов с орлами, по восемь барабанов, старинных пушек и ещё нечто перекрещенное, напоминающее мушкетоны или боевые трубы. Символический смысл всего этого уже мало понятен. Ижевским же оружейникам эпохи Николая I термин «арматура» был очевиден поскольку почти все те предметы они видели «живьём».
 
Многоцветием и позолотой обогатил арматуру А. И. Самотохин, а для большего эффекта было решено вызолотить ещё и шар диаметром 16 вершков (71 см), на котором сидел орёл. Взялся за это за сто рублей отставной чиновник 14-го класса Христиан Шиотц. Потребовал он «18 голландских червонцев, немного ртути, купоросного масла, крепкой водки, винного камня, чёрного купороса, селитры». Казанский же иконописец за раскраску приличными красками, покрытие лаком и позолоту арматуры получил 380 рублей и за живопись на орле сотню.
 
К октябрю 1837 года весь архитектурно-скульптурно-живописный ансамбль был полностью закончен. Он долго поражал всех сиянием золота, блеском радостных красок и необычностью композиции. Нечто близкое можно было увидеть тогда только в Санкт-Петербурге на здании Генерального штаба, Сената и на других объектах государственной важности. Среди ижевцев даже сложилась традиция ходить по вечерам в царские дни и иные праздники на откос — смотреть орла.
 
Дополняя ансамбль, на парапете под башней были выполнены также лепные гении славы с победными гирляндами и венками. Над аттиками флигелей размещались арматуры поменьше, но тоже с рыцарскими латами, шпагами и щитами.
 
«Завод-памятник» имел прообразы в творчестве С. Е. Дудина. В 1804 году в Италии он работал над «памятником отличившимся на войне героям». Архитектор вернулся на родину в дни первых военных столкновений. Отсюда возвышенный, героический и даже мемориальный характер архитектуры ижевского корпуса. Вслед за его башней триумфальные столпы появлялись и в других городах: колонна Победы в Риге (1817 год), Александровская колонна в Петербурге (1834 год). Их мотивы могут быть эталоном при реставрационных работах.
 
Башня служила и часозвоней. Главные часы города-завода во второй раз создавали механик Фридрих Плате и мастер Христиан Шиотц. Отковку и отделку деталей они доверили Дмитрию Мерзлякову и другим мастеровым. Всё завершилось к февралю 1839 года. Главный механизм состоял из трёх барабанов, к которым на тросах крепились гири общим весом 48 пудов. Музыкальный вал имел несколько тысяч шпеньков, цеплявшихся за рычаги. Струны от них тянулись к молоточкам, отбивавшим мелодию на колоколах.
 
Первые, «допожарные» часы обошлись заводу вместе с колоколами в 1588 рублей 59 с половиной копеек. Создавал часы всё тот же X. Шиотц — «без всякой платы, при помощи приданных ему заводских ремесленников». Новые часы потребовали затрат в 1934 рубля 30 с четвертью копеек. Правление отмечало: «Как иностранный мастер Шиотц, будучи в преклонных летах, устроил заводу означенные часы, уже вторые, и обои без всякой от казны платы, а из одного лишь усердия, которые по существу своему составляют для завода предмет самый необходимый... Часы сии Шиотц пустил в ход, который по наблюдениям оказался весьма верным».
 
Колокола — работа елабужских бронзолитейщиков. На них рельефные изображения Иисуса Христа, Богоматери, святого Николая, а также витиеватые по шрифту молитвенные обращения к ним. Вес десяти сохранившихся колоколов от 16 фунтов до семи пудов. В 1920-е годы был уничтожен главный, набатный, колокол (100 пудов?), что висел внутри башни.
 
Колокола вызванивали мелодию «Боже, царя храни», позже — «Коль славен наш Господь в Сионе». Это первые на территории Удмуртии куранты. На Урале они появились ровно за столетие до Ижевска, будучи вывезены Акинфием Демидовым из Англии.
 
Впервые обновил башенные часы казанский мещанин Гади Лейзерович Вичук, нанятый оружейным заводом в 1887 году. В годы гражданской войны, да и позже, часы чаще стояли. В 1943 году на курантах были реставрированы шестерни. Чуть раньше появился электромотор.
 
 
 
3. Источники
 
 
Авторские проектные чертежи С. Е. Дудина по главному корпусу ИОЗ находятся только в одном хранилище — архиве Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (АВИМАИВС) в Санкт-Петербурге. Старинные обмерные чертежи и чертежи, связанные с реконструкциями, находятся там же, а также в Центральном гос. архиве УР (ЦГА УР) в Ижевске и Российском государственном историческом архиве (РГИА) в Санкт-Петербурге.
 
Большинство этих графических материалов опубликовано Е. Ф. Шумиловым в статьях и книгах, касающихся истории ИОЗ и содержащих также искусствоведческий анализ ансамбля его корпусов:
  1. Роль архитекторов и художников Камских заводов в развитии культуры и искусства Удмуртии // Вопросы искусства Удмуртии. Сб. статей. Ижевск, 1975.
  2. Архитектурное своеобразие и градостроительная роль построек Ижевского оружейного завода // Вопросы искусства Удмуртии. Сб. статей. Ижевск, 1976.
  3. Архитектура Ижевска. История развития и перспективы архитектуры, градостроительства и монументального искусства. Ижевск, 1978.
  4. Первый зодчий Удмуртии. К 200-летию С. Е. Дудина. Ижевск, 1979.
  5. Памятник промышленной архитектуры начала XIX в. в Ижевске // Архитектурное наследство. М., 1979. № 28.
  6. С. Е. Дудин — первый зодчий Удмуртии // Архитектура СССР. 1979. № 6.
  7. Творческое наследие С. Е. Дудина в современном мире // Проблемы развития архитектуры Удмуртии. Сб. статей. Ижевск, 1979.
  8. Творчество архитекторов Камских заводов начала XIX в. и зарождение профессионального искусства в Удмуртии // Из истории художественной культуры Урала. Сб. статей. Свердловск, 1980.
  9. Петербург—Ижевск: градостроительные аспекты триады «За Веру, Царя и Отечество» // Петербург и Россия. Петербургские чтения. СПб., 1994.
  10. Город на Иже. Историческая хроника. 1760—2000. Издание второе, дополненное и переработанное. Ижевск, 1998.
  11. Город оружейников. 1807—1917. Т. I. Ижевск. Изд. дом «Удмуртский университет», 2002.
  12. «Для пользы ближних...» Очерк жизни гениального человека пушкинской эпохи. Ижевск. Изд. дом «Удмуртский университет», 2004.
  13. Город оружейников (2-е издание). Ижевск, 2007.
  14. История Ижевска. Краткий очерк. Ижевск, 2018.
 
Гравюры А. А. Флорова по мотивам проектных чертежей С. Е. Дудина (но без указания его авторства) были опубликованы двумя авторами:
  1. «Вестник Европы», 1817, № 15—16. С. 253—273 (при анонимном описании Ижевского оружейного завода).
  2. Подольский Р. П. Промышленная архитектура России XVIII—XIX вв. // «Академия архитектуры», 1935, № 3.
  3. Подольский Р. П. Материалы к истории архитектуры старых промышленных задний в России XVII—XVIII вв. // Проблемы архитектуры. Сб. материалов. Т. I, кн. 2. М., 1936.
 
Первая полноценная искусствоведческая (архитектуроведческая) оценка шедевра С. Е. Дудина (правда, без единой иллюстрации, даже без натурной фотографии) была сделана уральским исследователем:
 
 


 

 

Различные планы и фасады Ижевского оружейного завода XIX века

 
 
Главный фасад Ижевского оружейного завода и план оружейных фабрик
Главный фасад Ижевского оружейного завода и план оружейных фабрик
 
 
Фасад 4-этажного корпуса Ижевского оружейного завода. 1835 г.
Фасад 4-этажного корпуса Ижевского оружейного завода. 1835 г. (?)
 
 
План Ижевского оружейного завода. 1810 г.
План Ижевского оружейного завода. 1810 г. (?)
 
 
План Ижевского оружейного завода
План Ижевского оружейного завода
 
 
Генеральный план Ижевского оружейного и железоделательного заводов. 1820 г.
Генеральный план Ижевского оружейного и железоделательного заводов. 1820 г. (?)
 


 

 

Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Конец XIX — начало XX вв.

 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Фото цехов Ижевского оружейного завода из фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (С.-Петербург). Ф. 27. Конец XIX — начало XX вв.
Фото цехов Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 


 

 

Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.

 
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Ижевский оружейный завод в Вятской губернии. С фот. Никитина, грав. М. Рашевский
Ижевский оружейный завод в Вятской губернии. С фот. Никитина, грав. М. Рашевский
 
 
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
Исторические фотографии Ижевского оружейного завода. Конец XIX — начало XX вв.
 
 

21 октября 2018, 17:03 3 комментария

Комментарии

Ну наконец-то Шумилов убрал свой старый фейк про будто бы "первое многоэтажное здание в России". Обратил внимание, что последний снимок некачественен - скопирован Шумиловым с моей книги "Ижевские картинки", 1990, можно было бы ему в НМУР сделать качественнее копию, денег, наверное, жалко. Есть и другие очень качественные иллюстративные материалы по главному корпусу: картина Трубенкова 1830-х гг., фото из коллекции генерала Новикова в Музее Ижевска и т.д. В материале Шумилова абсолютно отсутствует сравнительный анализ главного корпуса Ижевского завода с близкими ему сооружениями, видимо, из-за местечкового взгляда Шумилова. Утверждение Шумилова, что будто бы это первое многоэтажное промышленное здание в России, уже не тянет. Так чем же ценно это здание в не местечковом отношении? Еще очень колоритен близорукий взгляд Шумилова на это здание в его многочисленных картинах, он рисовал корпус с башней больше, чем кто бы то ни был. Везде в его картинах здание валится на бок, лишено петербургской дворцовости. Помню, как Шумилов еще защищал деревья на плотине, которые пора давно вырубить и которые перекрывают линейную панораму на это ампирное здание, вырубать нельзя, говорил Е.Ф., так как "тополя" посадили гимназистки. Кстати, тополя посажены не до революции, а после войны - для экологической защиты от дыма, тополя очень быстро растут, даже если их вырубить под самый корешок, к гимназисткам тополя не имеют никакого отношения.
Нет, все же просмотрел, прохлопал, надо же, опять у Шумилова и здесь количественный пафос и глупость про "первое многоэтажное здание в России". Ну сколько можно. Адмиралтейство смотрите. Вот еще: 1888, 7 сентября. Н. Никифоров, побывав в Ижевске, опубликовал в «Вятских губернских ведомостях» свои заметки о заводе с загадочным сообщением о «двух башнях, снабжённых арматурой, на одной из башен кроме этого часы, двуглавый орёл...». Ну и что? Это приезжий был. А вот когда министр культуры УР Соловьев, из кабинета которого видна башня, просит у министра культуры России Мединского деньги на 6 (шесть) !!!! башен Ижевского завода и эта глупость цитируется во всех местных СМИ. Вот это не простительно для живущих здесь грамотных людей.
Обожаю читать комментарии Игорь-Иваныча где бы то ни было))

Добавить комментарий

Партнёры
ALFRESCO
ООО «АС-Проект»
Архитектурное ателье «Плюс»
Компания «Мир Ворот»
Группа компаний «Кровельные системы» и Салон DOORSMAN
ГК «СтеклоСтиль»
Архитектурное бюро «РК Проект»
АО «Прикампромпроект»
Джут